Особенности американской модели корпоративного договора

26 Января 2017 г.
Особенности американской модели корпоративного договора

Фото: Pixabay.com

Опубликовано: Проблемы эффективности права в современной России: материалы Междунар. науч.-практ. конф.: в 2 т. - Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2016. - Т.1. - С. 433-438.  На сайте pro-sud-123.ru статья размещена с согласия автора.

Артамкина Елена Валентиновна, судья Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, 

аспирант кафедры гражданского права

Кубанского государственного университета

Аннотация: С учетом существования двух основных моделей корпоративных договоров (англо-американской и континентально-европейской) существенное значение имеет вопрос о том, по какому пути регулирования корпоративного договора пошел российский законодатель. Для этого, в частности, представляется необходимым выделить основные признаки американской модели корпоративного договора, что и сделано в настоящей статье. Автор статьи обращается к модельным законам Соединенных Штатов Америки, нормативным актам отдельных штатов с целью определить правовую природу американской модели корпоративного договора, исследует содержание договора, его участников, нормативно установленные требования к форме договора, а также обязательности публичного раскрытия информации о заключении договора. Создание и деятельность корпораций регулируется законодательством штатов, принятых на основе федерального Модельного закона о корпорациях (Model Business Corporation Act), 1946 г., не являющегося официальным нормативно-правовым актом, разработанным и обнародованным  комитетом по корпоративному праву Американской ассоциации адвокатов (American Bar Association -  ABA). На основе проведенного исследования автор определяет место корпоративного договора в корпоративном праве Соединенных Штатов Америки, соотношение корпоративного договора с уставом корпорации, а также с так называемыми писаными источниками права – законами и подзаконными актами. Делается вывод о том, что в Соединенных Штатах Америки корпоративным договором (акционерным соглашением)  в американском праве может быть изменен устав в закрытом акционерном обществе (закрытой корпорации).

Annotation: In view of the existence of two major corporate contracts models (Anglo-American and continental European) is essential question is which way corporate contract regulation went the Russian legislator. For this purpose, in particular, it is necessary to highlight the main features of the US model of corporate contract, as is done in this article. The author refers to the model laws of the United States, the regulations of individual states to determine the legal nature of the American model of corporate contract, explores the content of the contract, its members, established regulatory requirements for the form of the contract, as well as the obligation of public disclosure of the contract. Establishment and operation of corporations governed by state statutes adopted on the basis of the Model Law on federal corporations (Model Business Corporation Act), 1946, which is not a formal legal act, developed and released by the Committee on Corporate Law of the American Bar Association (American Bar Association - ABA). On the basis of the research the author defines the corporate contract in the corporate law of the United States, the ratio of corporate contracts with its bylaws, as well as the so-called by written sources of law - laws and regulations. The conclusion is that in the United States corporate agreement (shareholders' agreement) in American law may be amended in the charter of a closed joint-stock company (closed corporation).

Ключевые слова: корпоративный договор, акционерное соглашение, публичный порядок раскрытия, договорная природа компании, модельный закон.

Keywords: corporate agreement, shareholders' agreement, the disclosure of public order, the nature of the company's contract, model law.

 

Первоначально до приобретения собственной своеобразности российская доктрина корпоративного договора заимствована из зарубежных правопорядков. Особый интерес при этом представляет американская модель корпоративных договоров (акционерных соглашений) с наиболее разработанным в этом направлении специальным законодательством. Эта модель оказала существенное влияние на российский институт корпоративного договора.

Как известно, Соединенными Штатами Америки было воспринято общее право Великобритании, которое и легло в основу правовой системы США. Понятие «гражданское право» США достаточно условно, так как представляет собой совокупность норм правовых систем отдельных штатов, норм федерального законодательства, общего права и единообразных законов. Общее право является тем фундаментом, на котором строятся гражданское законодательство и правоприменительная практика отдельных штатов и федерации в целом[1].  Сказанное в полной мере относится и к корпоративному праву.

Корпорация (Corporation), с точки зрения судебной юрисдикции, считается резидентом штата, если она в нем учреждена или осуществляет основную предпринимательскую деятельность[2].

Американские суды признали действительность акционерных соглашений (корпоративных договоров) только в 60-х годах 20 века. Верховный суд штата Иллинойс в решении по делу Galler v. Galler (32 III.2d 16, 203 N.E.2d 577 (1964) указал на допустимость заключения соглашений об управлении делами в закрытых корпорациях, но при условиях, что: 1) сторонами соглашения являются все без исключения участники корпорации; 2) его содержание и исполнение не наносят какого-либо ущерба интересам ни кредиторов, ни миноритариев корпорации; 3) соглашением не нарушаются какие-либо законодательные предписания[3].

С целью единообразия законодательства отдельных штатов в США принята практика создания модельных (типовых для штатов) законов. Этим, в частности,  занимается ассоциация американских адвокатов. Модельный закон – рекомендательный законодательный акт. На его основе каждый штат принимает свой закон штата. Модельный закон не является федеральным законом США.

Создание и деятельность корпораций регулируется законодательством штатов, принятых на основе федерального Модельного закона о корпорациях (Model Business Corporation Act), 1946 г., не являющегося официальным нормативно-правовым актом, разработанным и обнародованным  комитетом по корпоративному праву Американской ассоциации адвокатов (American Bar Association -  ABA). В  этот модельный закон вносились неоднократные изменения, его принципы в  большинстве случаев лежат в основе корпоративного законодательства штатов. В частности, данный модельный закон был серьезно обновлен в 1969 г. и уже к 1977 г. послужил моделью для акционерных законов 34 из 50 штатов[4].

Новая редакция Примерного закона (Revised Model Business Corporations Act – RMBCA) была одобрена Американской ассоциацией юристов в 1984 году, и затем в нее были внесены некоторые изменения[5]. В большинстве штатов США законодательно закреплены  основные положения RMBCA.

RMBCA по-разному регулирует такие виды корпоративных договоров как  "shareholder's agreements" (акционерные соглашения в закрытых корпорациях), "voting trusts" (голосующие трасты) и "voting agreements" (голосующие акционерные соглашения). При этом "Shareholder's agreements" могут быть заключены только акционерами закрытых корпораций. 

Обратив внимание на это, Е.А. Суханов пишет, что «американское корпоративное законодательство традиционно ориентировано на регламентацию статуса публичных корпораций (PLC). Только со второй половины прошлого века в корпоративных законах отдельных штатов стали появляться нормы о статусе closed corporation - "закрытых" (частных) корпораций, который является значительно более "либеральным" и в некоторых отношениях даже приближается к статусу партнерств (товариществ). Основной федеральный закон о корпорациях - Модернизированный модельный закон о коммерческих корпорациях 1984 г. (Revised Model Business Corporation Act (далее - RMBCA) - получил специальное приложение, целиком посвященное статусу закрытых корпораций - Model Statutory Close Corporation Supplement (далее - MSCCS). Параграф 22 MSCCS устанавливает возможность полной замены внутренних правил (bylaws) закрытой корпорации заключенным ее участниками корпоративным соглашением»[6].

Несмотря на то, что большинство штатов придерживается пересмотренного Закона – Revised Model Business Corporation Act (RMBCA), ряд законов штатов по-прежнему основан на Model Business Corporation Act (MBCA) – Модельном законе о корпорациях.

Корпоративному договору специально посвящен § 7.32  американского Model Business Corporation Act 2002[7], дающий возможность менять нормы устава акционерным соглашением; ограничивающий усмотрение или полномочия членов Совета директоров; устанавливающий, кто должен быть директорами или должностными лицами корпорации, их полномочия,  порядок назначения и удаления от должности;  регулирующий в целом или в отношении определенных вопросов разделение голосов  между акционерами и директорами;  передающий одному  или более акционеров или другим лицам все или часть полномочий по осуществлению корпоративных полномочий или управлению в бизнесе и делах корпорации, в том числе разрешение любого вопроса  о тупиковой ситуации среди директоров или акционеров. Акционерное соглашение  действительно  в течение 10 лет, если договором не предусмотрено иное, оно прекращает свое действие, когда корпорация становится публичной.  Следует особо отметить , что в § 7.32 закреплен принцип соответствия акционерного соглашения "публичному порядку" и установлен запрет на изменение акционерным соглашением каких-либо уставных норм, в случае если акции котируются на бирже.

Таким образом, корпоративным договором (акционерным соглашением)  в американском праве может быть изменен устав в закрытом акционерном обществе (закрытой корпорации).

Такой подход воспринят и российским законодателем для  непубличных хозяйственных обществ. Так, например, согласно п. 1 ст. 66 ГК РФ объем правомочий участников хозяйственного общества определяется пропорционально их долям в уставном капитале общества. Иной объем правомочий участников непубличного хозяйственного общества может быть предусмотрен уставом общества, а также корпоративным договором при условии внесения сведений о наличии такого договора и о предусмотренных им объеме правомочий участников общества в единый государственный реестр юридических лиц.

Получается, что в уставе или в корпоративном договоре можно вполне легально закрепить отступление от "принципа пропорциональности" объема правомочий участников их долям в уставном капитале общества, что при определенных обстоятельствах может повлечь за собой злоупотребление правом с использованием корпоративного договора.

 В силу п. 9 ст. 67-2 ГК РФ кредиторы общества и иные третьи лица могут заключить договор с участниками хозяйственного общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления.

Такая оговорка в определенной степени свидетельствует о том,  что корпоративный договор регулирует не только внутрикорпоративные отношения между участниками хозяйственного общества, но и при определенных обстоятельствах выходит и на внешний уровень в целях обеспечения охраняемого законом интереса кредиторов и третьих лиц корпорации. Поэтому нельзя не признать, что, с одной стороны, договор с третьими лицами не является корпоративным договором, а с другой стороны, с учетом того, что к этому договору соответственно применяются правила о корпоративном договоре (п. 9 ст. 67.2 ГК РФ), то он фактически является квазикорпоративным[8].

На этот счет  в 2014 г. Е.А. Суханов совершенно справедливо заявил, что помимо прочего, это означает еще и возможность тайного приобретения различных (а практически - любых) корпоративных прав лицами, не являющимися членами корпорации и потому не связанными ни каким-либо общим имущественным риском, ни какими-либо корпоративными обязанностями. Иначе говоря, с помощью такой конструкции корпоративного договора открывается фактически безграничная возможность для тайного управления непубличным хозяйственным обществом со стороны третьих лиц…[9].

Российский законодатель довольно оперативно отреагировал на необходимость устранения возможности «для тайного управления непубличным хозяйственным обществом со стороны третьих лиц». Федеральным законом от 29.06.2015 N 210-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации"[10]  введен новый подпункт (л.1 ) в п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ (ред. от 31.01.2016) "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", в силу которого  в едином государственном реестре юридических лиц содержатся следующие сведения и документы о юридическом лице:

л.1) сведения о наличии корпоративного договора, определяющего объем правомочий участников хозяйственного общества непропорционально размерам принадлежащих им долей в уставном капитале хозяйственного общества, и о предусмотренном таким договором объеме правомочий участников хозяйственного общества (количестве голосов, приходящихся на доли участников хозяйственного общества непропорционально размеру этих долей).

Это обусловлено, в частности, тем, что акционерное соглашение (корпоративный договор) в рамках англо-американской модели по своей правовой природе является "вторым уставом" для закрытых корпораций, одним из корпоративных актов. В этом качестве оно обязательно не только для его сторон, но и для всех третьих лиц, вступающих в правоотношения с корпорацией. При этом как законодательством, так и судебной практикой установлены ограничения свободы сторон в определении содержания соглашения. В англо-саксонской правовой системе корпоративный договор  вписывается в договорную концепцию юридического лица, чем и  обусловлено рассмотрение таких договоров как корпоративных актов.

В отличие от англо-американской модели, в романо-германской правовой системе, к которой принадлежит правовая система России,  корпоративный договор не является корпоративным актом, он носит исключительно обязательственно-правовой характер (обязателен для сторон договора и не обязателен для всех третьих лиц, вступающих в правоотношения с акционерным обществом). Но эти третьи лица вправе знать сведения о наличии корпоративного договора, определяющего объем правомочий участников хозяйственного общества непропорционально размерам принадлежащих им долей в уставном капитале хозяйственного общества, и о предусмотренном таким договором объеме правомочий участников хозяйственного общества). Теперь и эти сведения они могут получить в едином государственном реестре юридических лиц, что является существенной гарантией соблюдения их прав и законных интересов.




[1] Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование. Рук. автор. коллектива В.В. Залесский. М., 1999. С. 310 (автор главы С.В. Соловьев).


[2] Шумилов В.М. Правовая система США: Учебное пособие. 3-е изд. М., 2013. С. 92.


[3] См. подробнее: Merkt H., Gothel S.R. Op. cit. S. 381 - 383.

 


[4] Кравченко Р.С. Корпоративное управление: обеспечение и защита права акционеров на информацию (российский и англо-американский опыт). М., 2002. С. 29–30


[5] См.: Model business Corporation Act Revised Through 1994 (official text). Prentice Hall Law & Business. 1994.


[6] Суханов Е.А. Американские корпорации в российском праве (о новой редакции гл. 4 ГК РФ) // Вестник гражданского права. 2014. № 5. С. 3-32.

 


[7] https://users.wfu.edu/palmitar/ICBCorporations-Companion/Conexus/ModelBusinessCorporationAct.pdf. Дата обращения: 17.02.2015.

С текстом Модельного закона можно ознакомиться в Интернете по адресу: http://abanet. org/buslaw/library/onlinepublications/mbca2002.


[8] См.: Потапенко С.В., Артамкина Е.В. О понятии, значении и правовой природе корпоративного договора // Власть Закона. 2014. № 3(19). С. 51-61.


[9] Суханов Е.А. Американские корпорации в российском праве (о новой редакции гл. 4 ГК РФ) // Вестник гражданского права. 2014. № 5. С. 3-32.

 


[10] СЗ РФ. 2015. N 27. ст. 4001.

 



872

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro