Автореферат диссертации Осташевского М.А. "Защита прав добросовестного приобретателя"

23 Мая 2014 г.
Осташевский, М. А.

Защита прав добросовестного приобретателя :Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата

юридических наук.

Научный руководитель С.В.Потапенко


Общая характеристика работы. Актуальность темы исследования. Экономические отношения собственности составляют основу любого общества, а правовое регулирование проявляется и сохраняется, прежде всего, как система норм, закрепляющих, регламентирующих и охраняющих данные отношения. В условиях современной России собственность имеет исключительное значение в связи с тем, что она является базисом политических и экономических коренных преобразований, источником демократии, непременным условием построения правового государства. Вот почему охрана существующих отношений собственности - важнейшая задача всякой правовой системы, её стержень, в конечном счёте.

 

Одной из фундаментальных гарантий существования в Российской Федерации права частной собственности является ст. 8 Конституции, в которой закреплено, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Важной, не всегда принимаемой во внимание особенностью этого перечня, является вынесение частной собственности на первое место в данной статье. Это тесно связано с провозглашенным принципом — человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанностью государства, и со стремлением сохранить в экономической системе характерную для частной собственности весьма эффективную личную заинтересованность, с необходимостью, возрождая частную собственность, уделить ей особое внимание.

 

Тем не менее в определенных случаях и Конституция Российской Федерации, и Гражданский кодекс Российской Федерации допускают возможность ограничения гражданских прав на основании федерального закона, но лишь в той мере, «в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных

 

4

 

интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (п. 3 ст. 55 Конституции РФ и ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ).

 

И если правило ст. 301 ГК РФ, закрепляя право собственника истребовать свое имущества из чужого незаконного владения, служит реализации на практике принципа защиты права собственника, то нормы статьи 302 ГК РФ, защищающие права добросовестного приобретателя имущества, напротив, представляют собой допускаемое законом ограничение прав собственника, поскольку защита прав добросовестного приобретателя неизбежно влечет за собой ущемление и нарушение прав собственника имущества.

 

Предоставление добросовестному приобретателю такой защиты на законодательном уровне не является общим и абсолютным правилом, и по сути является исключением, можно даже сказать изъятием, из принципа защиты прав собственника.

 

Данная работа представляет собой попытку разрешения одной из насущных проблем современной отечественной цивилистики - защиту прав добросовестного приобретателя.

 

Цель и задачи диссертационного исследования. Основная цель настоящей работы - всесторонний комплексный научный анализ защиты прав добросовестного приобретателя, возможности ограничения виндикации, изучение нормативно-правовой базы этого института с учётом современного отечественного законодательства и практики его применения, выявление имеющихся проблем в рассматриваемой области и разработка рекомендаций по совершенствованию действующего российского законодательства и практики его применения.

 

В соответствии с этим в диссертации поставлены и решены следующие взаимосвязанные задачи:

 

-установление исторических корней рассматриваемого в работе

 

5

 

института;

 

-определение понятия и правового содержания категории «добросовестный приобретатель» в современном российском гражданском праве;

 

-рассмотрение особенностей приобретения права собственности на имущество добросовестным приобретателем, в том числе в рамках внесенных изменений в ст. 223 ГК РФ федеральным законом №217-ФЗ от 30 декабря 2004 г.;

 

-рассмотрение добросовестного приобретателя как субъекта виндикации и реституции;

 

-рассмотрение и оценка особенностей ограничения виндикации имущества от добросовестного приобретателя;

 

-рассмотрение сущности противоречий виндикационного и реституционного исков в свете разъяснений высших судебных органов при решении проблем защиты прав добросовестного приобретателя;

 

-определение перспективных направлений развития законодательства, регулирующего защиту прав добросовестного приобретателя.

 

Объектом исследования выступают общественные отношения по поводу защиты прав добросовестного приобретателя.

 

Предметом исследования являются гражданско-правовые нормы в области защиты прав добросовестного приобретателя.

 

Теоретическую основу настоящего диссертационного исследования составили труды отечественных и зарубежных учёных, занимавшихся и занимающихся проблемами защиты права собственности и владения.

 

Среди них работы дореволюционных российских и зарубежных цивилистов: Е.В. Васьковского, Ю.С. Гамбарова, Д.Д. Гримма, Н.Л. Дювернуа, Д.И. Мейера, С.А. Муромцева, СВ. Пахмана, Л.И. Петражицкого, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского,

 

6

 

И.Н. Трепицына, Г.Ф. Шершеневича; учёных-цивилистов советского периода и наших современников: СВ. Александровского, А.В. Бенедиктова, В.В. Витрянского, Д.М. Генкина, О.С. Иоффе, В.П. Камышанского, СМ. Корнеева, О.А. Красавчикова, И.Б. Новицкого, Т.Е. Новицкой, А.А. Рясенцева, К.И. Скловского, О.Н. Садикова, П.И. Стучки, Ю.К. Толстого и других авторов.

 

В работе также использовались исследования следующих зарубежных учёных-цивилистов: Дж. Франчози, И. Пухан, М. Поленак-Акимовская, Ф.К. Савиньи.

 

Методологическая основа исследования. Методологической основой диссертации являются базовые положения диалектического метода познания, позволяющие отразить взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процессы развития и качественного совершенствования отношений, связанных с защитой прав добросовестного приобретателя. В работе также использованы общенаучные методы познания, а также ряд частнонаучных методов: исторического и сравнительного правоведения, формально-логический, комплексного исследования, системно-структурный и другие.

 

Эмпирическая база исследования. Эмпирической базой исследования послужили опубликованные и неопубликованные архивные материалы судебной практики федеральных судов общей юрисдикции всех уровней - от районных судов до Верховного Суда РФ, а также материалы некоторых дел арбитражных судов. При этом исследованы как материалы частных дел, так и акты Пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и Конституционного Суда РФ.

 

Научная новизна состоит в том, что в условиях проведения реформ в гражданском законодательстве России, в данной работе проведено научно-теоретическое и практическое исследование защиты прав добросовестного

 

7

 

приобретателя, возникающих в связи с этим проблем ограничения виндикации и соотношения имущественных интересов собственника и добросовестного приобретателя, как участников гражданского оборота и противостоящих друг другу сторон в виндикационном процессе.

 

Основные положения, выносимые на защиту.

 

На защиту выносятся следующие положения, составляющие научную концептуальную базу проведенного исследования:

 

1. В правовом пространстве юридическая категория «добросовестность» имеет переходный характер, при этом на правовой смысл дефиниции «добросовестность» сильное воздействие оказывает общемировоззренческое представление об этой категории. Установление жестких смысловых границ термина «добросовестность» не будет целесообразным, т.к. привнесет в систему использования термина «добросовестность» больше ограничений, чем реальных возможностей для правового и справедливого разрешения вопроса.

 

2. Добросовестность - вопрос факта и устанавливается судом. Приобретатель вещи от неуправомоченного отчуждателя может быть признан добросовестным только в случае, если он действовал без вины. При этом необходимо иметь в виду, что положение «не знал и не мог знать» не допускает признание приобретателя добросовестным при наличии таких форм вины, как умысел или грубая неосторожность (незнание того, что знают все; незнание очевидного).

 

3. Приобретатель не вправе ссылаться на непредоставление информации продавцом, он должен сам принять все разумные меры для того, чтобы удостовериться в законности сделки. Перечень действий, которые приобретатель имущества должен

 

8

 

совершить для того, чтобы обезопасить себя от обвинений в недобросовестности, законом не установлен. Вывод о добросовестности или недобросовестности приобретателя делает суд на основе изучения и анализа конкретных обстоятельств сделки.

 

4. Добросовестный приобретатель - это владелец, получивший вещь по основанию, предусмотренному законом для возникновения права собственности. Интересы именно такого владельца и защищает закон..

 

5. Право на виндикацию не может рассматриваться как абсолютное, как обращенное против неопределенного круга лиц. В правовом пространстве абсолютным является право собственности, корреспондирующее обязанность воздерживаться от его нарушения. Виндикационное притязание возникает лишь в момент нарушения права и противостоит обязанности строго определенного субъекта - незаконного владельца.

 

6. Значительное место в категориальном ряду занимает понятие «приобретательная давность» как один из гражданских институтов, рассматриваемый в широком и узком смысле. В первом случае приобретательной давностью признается фактическое состояние владельца имущества в течение определенного времени, которое обеспечено правовой защитой и влечет при определенных обстоятельствах возникновение права собственности на имущество у владельца. Приобретательная давность получает двойную природу - как средство защиты владения и как способ возникновения права собственности. В узком смысле приобретательная давность выступает в качестве юридического факта, приводящего к возникновению права

 

9

 

собственности у владельца имущества, в том числе и добросовестного приобретателя.

 

7. Современное положение регистрации права собственности на недвижимость порождает ряд правовых коллизий, в которых категория «добросовестность приобретателя» получает двойственную природу. В связи этим вопрос добросовестности в каждом случае должен рассматриваться судом, который обязан обсуждать «добрую совесть» на момент завладения имуществом, а не на момент заключения сделки.

 

8. Основанием для регистрации права собственности за добросовестным приобретателем как при виндикационном, так и при реституционном иске может быть исключительно решение суда, которым установлена добросовестность приобретения недвижимости того или иного лица.

 

9. Изменения в гражданском законодательстве, внесенные Федеральным законом от 30 декабря 2004 года № 217-ФЗ (вступившим в силу с 1 января 2005 года) в ст. 223 ГК РФ привели к тому, что в настоящее время имеется два механизма приобретения права собственности на недвижимость - один через срок приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ), другой - без срока (ст. 223 ГК РФ).

 

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что результаты исследования, выводы и предложения, научные положения, сформулированные диссертантом, углубляют теорию российского гражданского права и могут быть использованы в дальнейшей научной разработке затронутых вопросов в целях совершенствования законодательства. Приведенная теоретическая разработка отдельных проблем защиты прав добросовестного приобретателя отвечает запросам

 

10

 

судебной правоприменительной практики, а изложенные в работе выводы могут использоваться при разрешении конкретных судебных споров. Кроме того, содержащиеся в диссертации предложения могут быть использованы в учебно-методической работе в ходе преподавания соответствующих учебных дисциплин и подготовки учебно-методических пособий.

 

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена и обсуждена на кафедре международного частного и предпринимательского права Кубанского государственного аграрного университета. Основные теоретические выводы и положения работы, а также научно-практические рекомендации изложены автором в шести публикациях по теме исследования и внедрены в практической правоприменительной деятельности автора.

 

Структура диссертационной работы. Структура работы определена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

 

Основное содержание работы.

 

Во введении обосновывается актуальность и степень разработанности темы, раскрывается её научная новизна, определяются цели и задачи исследования, объект и предмет, характеризуются методологические и методические основы, теоретическая основа и эмпирическая база диссертации, указывается теоретическое и практическое значение работы, излагаются основные положения, выносимые, на защиту.

 

Первая глава диссертации «Исторические корни зашиты прав добросовестного приобретателя» содержит три параграфа: «Защита прав добросовестного приобретателя в римском частном праве» (1), «Защита прав добросовестного приобретателя в дореволюционном российском

 

11

 

гражданском праве» (2), «Развитие положений о защите прав добросовестного приобретателя в советское время» (3).

 

В первом параграфе рассматривается вопрос защиты права на имущество в римском частном праве. Защита права осуществлялась вещными исками, действующими против любого нарушителя. Одним из способов защиты был виндикационный иск. Виндикационный иск служил собственникам, когда у них было отнято владение вещью. Это был иск, имеющий целью возвращение предмета во владение собственника. Правом выдвижения данного иска имел собственник, у которого было отнято владение вещью.

 

Объектом виндикации могла служить определенная отдельная вещь, а при недвижимостях и реальная часть участка, и совокупность вещей, например, стадо.

 

В римском частном праве владелец не был совершенно беззащитен, хотя он и не мог предъявлять ряд исков. Ему на общем основании принадлежало право самозащиты, т. е. право отражать собственными силами всякое незаконное вторжение в его имущественную сферу, с другой стороны, на случай насильственного нарушения или лишения его владения он мог предъявить иск о защите против виновного; этим он, конечно, не мог добиться возврата владения, но все-таки виновный присуждался к уплате денежного штрафа.

 

Во времена Древнего Рима виндикация носила неограниченный характер и была направлена на истребование имущества собственником у владельца, независимо от оснований её приобретения последним. Общим правилом, определяющим поведение собственника по розыску и возвращению своего имущества было таково - где нахожу свою вещь, там её и виндицирую. Добросовестный приобретатель фактически не пользовался защитой, и, по сути, не имел такого права. Исключением из этого являлось

 

12

 

установление Юстинианом правила, по которому добросовестный приобретатель мог приобрести право собственности на имущество только в случае, когда отчуждателем являлся фиск, император или императрица.

 

Во втором параграфе речь идет о том, что русское гражданское право различало владение имуществом законное и незаконное, добросовестное и недобросовестное, подложное, насильственное и самовольное. Очевидно, что в этих случаях под владением подразумевалось не право собственности, не право пользования и вообще не какое бы то ни было право. Закон говорил о владении как о чисто фактическом состоянии, не опирающемся на закон и даже противоречащем ему.

 

Деление владения на добросовестное и недобросовестное основывалось на субъективном признаке, на убеждении самого владельца. Добросовестным считалось владение тогда, когда владелец не знал, что оно незаконно, «что имущество принадлежит другому», а недобросовестным, -когда ему это было известно.

 

По русскому дореволюционному гражданскому праву добросовестность владения всегда предполагалась. Другими словами, «владение считалось добросовестным дотоле, пока не будет доказано, что владельцу достоверно известна неправость его владения». Поэтому каждый владелец признавался добросовестным, если лицо, предъявившее к нему иск о возвращении имущества, не доказывало, что он осознавал неправость своего владения.

 

Установлено, что законодательство дореволюционной России защищало добросовестного приобретателя не потому, что он сам по себе заслуживал защиты, и не потому, что его владение предполагалось основанным на праве собственности, а ради охраны личности от насилия и правового порядка от самоуправства.

 

В дореволюционном российском гражданском праве добросовестный

 

13

 

приобретатель имущества пользовался определенной защитой перед требованиями собственника о возврате имущества. Законом признавалась его добросовестность, несмотря на то, что его владение имуществом считалось видом незаконного владения. Добросовестность приобретателя играла важную роль при определении уровня его ответственности перед собственником — она была ограниченнее, чем у недобросовестного приобретателя.

 

В третьем параграфе говорится о том, что в советское время основой для анализа и характеристики исков об истребовании имущества из чужого незаконного владения и защиты добросовестного приобретателя имущества являлось учение марксизма-ленинизма о государственной социалистической собственности как всенародной собственности.

 

Всё без исключения государственное имущество, в чьем бы ведении оно ни находилось, составляло единый фонд государственной социалистической собственности, носителем права собственности на который являлся советский народ в лице его социалистического государства. Ни государственные предприятия, между которыми социалистическое государство распределяло средства производства, ни директора предприятий, утверждаемые как уполномоченные государства по использованию средств производства, согласно планам, утвержденным государством, не становились их собственниками.

 

Виндикационные иски вправе были предъявлять собственники или носители права оперативного управления, т.е. граждане, государство, колхозы, другие кооперативные и общественные организации, государственные, межколхозные, государственно-колхозные и иные государственно-кооперативные организации. Поэтому предъявивший виндикационный иск должен был доказать, что он является собственником или носителем права оперативного управления.

 

14

 

Предметом виндикационного иска могла быть лишь индивидуально-определенная вещь. Истребовать можно было только то конкретное имущество, которое вышло из владения собственника. Виндикационный иск применялся и к тем вещам, которые, по общему правилу, определяются родовыми признаками (строительный материал, стандартные детали, зерно, овощи и т. д.), но к моменту предъявления иска уже индивидуализированы в силу факта нахождения их у ответчика на определенном складе, участке, в подвале жилого дома, в определенной таре и т. д., отдельно от других однородных вещей. Не могла быть истребована вещь в том случае, если она настолько изменена в своем качестве, что фактически налицо уже другая вещь.

 

Особое содержание получила виндикация в применении к спорам между государственными организациями. Имущество, истребуемое одной из них у другой, принадлежало на праве собственности государству и из фонда государственной собственности не выходило даже при нахождении его в незаконном владении государственной организации. Поэтому между государственными организациями не было спора о праве собственности. Иск здесь служил целям возврата данного имущества государственной организации, в оперативном управлении которой оно должно было находиться. Удовлетворение такого иска, т.е. восстановление законного владения имуществом, давало возможность использования его в плановом порядке. Кроме того, виндикационный иск, направленный на восстановление владения, являлся как бы орудием борьбы за соблюдение принципа планового распределения имущества в пределах государственного фонда и недопущение его перемещения в противоречии с этим принципом.

 

В отношении государственного имущества, в силу проводимой политики, действовала неограниченная виндикация плюс отсутствие срока исковой давности. Государственные организации, колхозы и иные

 

15

 

кооперативные и общественные организации, согласно действовавшего на тот момент законодательства, могли истребовать свое имущество, неправомерно отчужденное каким бы то ни было способом, от всякого приобретателя. При этом ни имело значения по каким основаниям было отчуждено это имущество.

 

Вторая глава «Защита прав добросовестного приобретателя в современном российском гражданском праве» состоит из двух параграфов: «Понятие и правовое содержание категории «добросовестный приобретатель» в современном российском гражданском праве» (1), «Признание права собственности за добросовестным приобретателем как способ защиты его прав» (2).

 

В первом параграфе дается понятие категории «добросовестный приобретатель». Здесь же представлены различные точки зрения на понятие «добросовестность». Категория «добросовестность» используется во многих нормативных актах гражданского законодательства. Правильное понимание содержания данной категории имеет большое значение для практики. Пункт 3 статьи 10 ГК РФ устанавливает: если закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

 

Установлено, что по ныне действующему гражданскому законодательству добросовестный приобретатель находится в положении беститульного владельца и не наделен правом собственности.

 

В случае добросовестного приобретения имущества сталкиваются интересы двух лиц- собственника и добросовестного приобретателя.

 

Добросовестность - вопрос факта и устанавливается судом. Ответчик, если он ссылается на свою добрую совесть, должен доказать, что приобрел спорную вещь по возмездной сделке и при этом не знал и не мог знать о том,

 

16

 

что лицо, у которого он приобрел вещь, не имело права на отчуждение имущества.

 

Определено, что приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

 

Гражданским кодексом Российской Федерации предусмотрено, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. .301). Согласно п. 1 ст. 302 если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

 

По смыслу данных законоположений суд должен установить, что имущество выбыло из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, в силу указанных обстоятельств, а также, что приобретатель приобрел имущество возмездно и что не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение.

 

Установлено, что в российском гражданском законодательстве в настоящее время реализуется принцип «Hand muss Hand wahren» - принцип добросовестного обмена. Однако, в связи с тем, что его проведение недостаточно последовательно, существуют противоречия между виндикацией и применением последствий недействительности сделок. Судебная практика, пытаясь их смягчить, вместе с тем, не может разрешить

 

17

 

эти противоречия. Автор полагает, что в этом отношении представляется обоснованным использовать как традиционные положения, так и опыт современного законотворчества европейских государств в сфере частного права.

 

Автор соглашается с мнением о необходимости дополнить ст. 302 ГК РФ положением о переходе к добросовестному приобретателю права собственности в случаях, когда виндикация невозможна, что позволило бы преодолеть неопределенность в принадлежности права собственности.

 

Во втором параграфе речь идет об особенностях признания права собственности на имущество за добросовестным приобретателем как способе защите его прав. Новеллой Гражданского кодекса РФ является институт приобретательной давности, который предусматривает в силу п. 2 ст. 234 ГК РФ защиту права владения давностного владельца от всех третьих лиц, кроме собственника или титульного владельца.

 

Развитие института приобретательной давности (давности владения) имеет долгую историю в России. Впервые порядок приобретения права собственности по давности владения был определен в ст. 9 «Псковской судной грамоты. Однако давность владения, существовавшая в псковском праве, надолго исчезла из правовых норм России. Вновь понятие давности владения появилось в ст. 533 Свода законов Российской империи 1832 г. (т. X ч. 1), где было закреплено, что спокойное, бесспорное, непрерывное владение вещью в виде собственности в течение десяти лет превращается в право собственности.

 

В советский период в гражданском законодательстве институт приобретательной давности закреплен не был. Положения о приобретательной давности вновь появились в российском законодательстве лишь в Законе от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР», ныне уже утратившем силу в связи с вступлением в силу части первой Гражданского

 

18

 

кодекса Российской Федерации.

 

В настоящее время нормы о приобретательной давности содержатся в ст. 234 ГК РФ. Действие данной статьи распространяется на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжалось в момент введения в действие части первой ГК РФ (ст. 11 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

 

Основные черты приобретательной давности - непрерывное фактическое открытое нетитульное, но добросовестное владение имуществом как своим собственным. Такому фактическому владельцу предоставляется право на защиту его владения против третьих лиц, не имеющих законных прав на это владение. Добросовестность владения является обязательным условием возникновения права собственности на основании приобретательной давности.

 

Установлено, что приобретательную давность можно рассматривать в широком и узком смысле. В широком смысле под приобретательной давностью понимается фактическое состояние владельца имущества в течение определенного периода времени, обеспечиваемое правовой зашитой и влекущее при определенных обстоятельствах возникновение права собственности у владельца на вещь. В этом значении приобретательная давность, рассматриваемая не только как один из способов возникновения права собственности, но и как средство защиты владения.

 

В узком смысле приобретательная давность выступает в качестве юридического факта (сложного фактического состава), приводящего к возникновению права собственности у владельца имущества.

 

Также установлено, что Федеральным законом от 30 декабря 2004 года № 217-ФЗ (вступившим в силу с 1 января 2005 года) было коренным образом изменено правовое положение добросовестного приобретателя

 

19

 

недвижимости. Изменения, внесенные в ст. 223 ГК РФ, предусматривают возникновение у добросовестного приобретателя права собственности на недвижимое имущество с момента его государственной регистрации.

 

П. 2 ст. 223 ГК РФ дополнен правилом, согласно которому недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (п. 1 ст. 302 ГК РФ) на праве собственности с момента такой регистрации, за исключением предусмотренных ст. 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя. ГК РФ признал добросовестного приобретателя собственником, а предыдущего собственника — утратившим это право. Таким способом обеспечены интересы гражданского оборота и его участников, а добросовестный приобретатель, ранее осуществлявший беститульное владение вещью, что затрудняло её участие в обороте, получил полноценное право собственности.

 

Определено, что основанием для регистрации права собственности за добросовестным приобретателем как при виндикационном, так и при реституционном иске в данном случае может быть исключительно решение суда, которым установлена добросовестность владения недвижимостью того или иного лица.

 

Третья глава «Добросовестный приобретатель как субъект виндикации и реституции» состоит из трех параграфов: «Понятие и правовое содержание виндикации и реституции» (1), «Соотношение виндикации и реституции» (2), «Сущность противоречий виндикационного и реституционного исков в свете разъяснений высших судебных органов при решении проблем защиты прав добросовестного приобретателя» (3).

 

Первый параграф раскрывает понятия виндикации и реституции, а также говорит об их правовом содержании.

 

Право собственности может защищаться как вещно-правовыми, так и обязательственно-правовыми исками. Среди вещно-правовых исков

 

20

 

приоритет имеет виндикационный иск, а среди обязательственно-правовых — иск о применении последствий недействительности сделки -реституционный.

 

Виндикационный иск - это обращенное к незаконному (фактическому) владельцу требование собственника или иного законного (титульного) владельца вещи, фактически не владеющего ею, об истребовании (отобрании) у него этой вещи и передаче ее собственнику (законному владельцу). Содержание виндикационного иска составляет принудительное истребование собственником или иным законным владельцем своего имущества из чужого незаконного владения (от лат. ч\т сНсеге - «объявляю о применении силы», т.е. истребую вещь принудительно). Объектом виндикационного иска может быть только индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Невозможно предъявить виндикационный иск в отношении вещей, определенных родовыми признаками или не сохранившихся в натуре. Ведь содержание такого иска - возврат конкретной вещи, а не ее замена другой вещью или вещами того же рода и качества.

 

Установлено, что надлежащим ответчиком по виндикационному иску может быть только незаконный фактический владелец чужого имущества, то есть тот, кто незаконно владеет чужой вещью.

 

Другим способом защиты права собственности может быть реституция (от лат. restitutio - восстановление) - возврат сторонами, заключившими сделку всего полученного ими по сделке в случае признания ее недействительной, т.е. приведение сторон по сделке в первоначальное состояние.

 

Установлено, что в современном российском гражданском праве общие положения о реституции сводятся к понятию об общем последствии недействительности сделок. В качестве законодательного обоснования данного утверждения можно привести ч. 2 ст. 167 ГК РФ, определяющую,

 

21

 

что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по такой сделке.

 

В современном российском гражданском праве общим правилом является двухсторонняя реституция, т.е. каждая из сторон возвращает другой все полученное по сделке.

 

Автор отмечает, что ярчайшим проявлением средства вещно-правовой защиты является виндикационныи иск, направленный на восстановление нарушенного владения. Виндикация в системе защиты вещных прав занимает совершенно особое место, не сравнимое с остальными средствами вещно-правовой защиты. В то же время главной особенностью средства обязательственно-правовой защиты — реституции является то, что по точному смыслу статьи 167 ГК РФ, сторона недействительной сделки не должна доказывать свое право на переданное имущество. Достаточно лишь того, что она являлась стороной в сделке, признанной недействительной.

 

Второй параграф посвящен проблемам соотношения виндикации и реституции.

 

Установлено, что одно из основных отличий виндикации от реституции выявляется через дуализм гражданского права, так как виндикация основана на вещном праве (например, собственности), а реституция — на обязательственном праве, содержавшемся в признанной недействительной сделке.

 

Разница между виндикацией и реституцией очевидна при рассмотрении предмета процессуального доказывания. Так, истец по виндикационному иску обосновывает свои требования ссылкой на вещное право; в случае реституции заинтересованная сторона должна предоставить суду иные доказательства, свидетельствующие о том, что действия, совершенные контрагентами, не способны породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых они изначально ожидали.

 

22

 

Основанием для разграничения виндикации и реституции служит ч. 2 ст. 167 ГК РФ, в которой сказано, что в случае невозможности возвратить полученное в натуре стороны присуждаются к возмещению его стоимости в деньгах. Как известно, ничего подобного в современном виндикационном процессе не наблюдается.

 

Различие между реституцией и виндикацией иногда проводят по основаниям возникновения соответствующих притязаний. Если основанием виндикационного иска является незаконное завладение имуществом, то в случаях реституции по сделкам, являющимся недействительными, отношения между сторонами складываются иначе: здесь нет незаконного завладения имуществом, имущество перешло в силу сделки.

 

Установлено, что виндикационный иск является производным от права собственности, а реституционный - общим последствием недействительной сделки.

 

В третьем параграфе теоретическому анализу подвергается сущность противоречий виндикационного и реституционного исков в свете разъяснений высших судебных органов при решении проблемы защиты прав добросовестного приобретателя.

 

Установлено, что в последние время особо важное практическое значение приобрел вопрос о защите права собственности путем предъявления виндикационного иска. Добросовестный приобретатель, защищенный в силу ст. 302 ГК РФ от виндикационных притязаний, вместе с тем, часто оказывался беззащитным против иска, заявленного в порядке применения «последствий недействительности ничтожной сделки»: сделка об отчуждении спорной вещи признавалась недействительной вследствие неуправомоченности отчуждателя, и в результате применения реституции ни о чем не подозревавший покупатель лишался возмездно приобретенной им вещи. В данном случае создавалась неопределенность в правовом положении

 

23

 

добросовестного приобретателя, который фактически лишился всякой защиты, поскольку ограничение виндикации, предусмотренное ст. 302 ГК РФ, могло быть устранено путем использования механизма реституции, безразличного к добросовестности. Интересно то, что предмет иска мог быть сформулирован таким образом, что в результате нескольких реституций либо сочетания реституции с иными гражданско-правовыми средствами (например, с виндикацией или договорным требованием) вещь в итоге возвращалась истцу.

 

Российское право до недавнего времени находилось по этому вопросу в чрезвычайно неопределенном положении. Практика разрешения данных споров в арбитражных судах и судах общей юрисдикции оставалась диаметрально противоположной. Арбитражные суды формировали свою практику на основе Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Суды общей юрисдикции при разрешении таких исков признавали ничтожную сделку недействительной, в порядке реституции имущество возвращалось лицу, проводившему отчуждение имущества, как стороне в сделке, и в конечном итоге имущество возвращалось первоначальному собственнику через механизм реституции.

 

Такой подход до 2003 г. широко использовался в судебной практике судов общей юрисдикции и сводил «на нет» владельческую защиту добросовестного приобретателя.

 

Невзирая на добросовестность приобретателя и не учитывая того, каким образом имущество выбыло из владения собственника или лица, которому оно было им передано, суды общей юрисдикции, как правило, применяли реституцию и возвращали имущество его первоначальному обладателю. Особенно болезненно такая практика сказывалась на обороте

 

24

 

жилья: добросовестный приобретатель мог лишиться купленной им квартиры, не имея при этом реальной возможности защитить свои имущественные интересы путем взыскания суммы уплаченной покупной цены и иных убытков с продавца, чаще всего уже истратившего вырученные от продажи квартиры средства.

 

21.04.2003 г. было принято Постановление Конституционного Суда РФ № 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева».

 

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, поскольку данные положения - по их конституционно - правовому смыслу в нормативном единстве со ст. 302 ГК РФ — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом».

 

Своим Постановлением Конституционный Суд РФ фактически запретил использовать механизм реституции лишь тому лицу, которое может прибегнуть к виндикации. Остальные заинтересованные лица, круг которых может быть достаточно широким, вправе требовать применения реституции.

 

Определено, что в настоящее время при выборе средства защиты права собственности предпочтение отдается защите по ст. 302 ГК РФ перед механизмом ст. 167 ГК РФ. В постановлении Конституционного Суда РФ № 6-П выбор одного из этих механизмов связан исключительно с доброй совестью ответчика. Как полагает автор эти нормы не могут конкурировать между собой. Иск в порядке ст. 167 ГК РФ вправе предъявить только сторона в сделке, если она оспоримая или любое заинтересованное лицо, если она

 

25

 

ничтожная. А собственник такого права не имеет, поскольку стороной в сделке не являлся. И именно поэтому собственник не может требовать реституции, а не потому, что приобретатель - добросовестный. И именно поэтому собственник может истребовать имущество из чужого незаконного владения в порядке ст. ст. 301, 302 ГК РФ, т.е. заявить виндикационный иск.

 

В заключении подведены итоги проведенного исследования, сделаны обобщения, сформулированы выводы и предложения.

 

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

 

1. Осташевский М.А. Развитие института защиты права собственности в римском частном праве / М.А. Осташевский // Судебные ведомости. 2005. №1(12). С. 98-109(0, 9 п.л.).

 

2. Осташевский М.А. Наличие воли собственника на выбытие имущества из его владения как элемент ограничения виндикации / М.А. Осташевский // Судебные Ведомости. 2005. №2(13). С. 66-69 (0, 2 п.л.).

 

3. Осташевский М.А. Формы, порядок и способы защиты прав и интересов граждан / М.А. Осташевский // Экономика. Право. Печать. Вестник КСЭИ. 2005. №4-6 (26-28). С. 10-12 (0, 1 п.л.).

 

4. Осташевский М.А. Изменения в ст. 223 ГК РФ и правовом положении добросовестного приобретателя / М.А. Осташевский // Судебные ведомости. 2005. №3 (14). С. 56-61 (0, 4 п.л.).

 

5. Осташевский М.А. Конкуренция виндикационного и реституционного исков в свете разъяснений высших судебных органов / М.А. Осташевский // Судебные ведомости. 2005. №3 (14). С. 72-76 (0, 3 п.л.).

 

6. Осташевский М.А. Проблемы защиты прав добросовестного приобретателя / М.А. Осташевский /У Медиа Альманах Кубанского государственного университета. 2005. Выпуск первый. С. 109-112 (0, 2 п.л.).

 

961

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro