Автореферат диссертации Редько Е.П. "Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав"

23 Мая 2014 г.

Редько, Е. П.

 

Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

 

Научный руководитель С.В.Потапенко

 

 Общая характеристика работы

 

Актуальность темы исследования. В условиях реформирования экономической и правовой систем российского общества неуклонно возрастает потребность в повышении уровня защиты личных неимущественных прав и нематериальных благ. Конституция Российской Федерации, провозгласившая человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту - обязанностью государства (ст. 2), декларировала неотчуждаемость и принадлежность каждому от рождения основных прав и свобод человека (ст. 17), что предполагает недопустимость какого бы то ни было их умаления. Указанные положения продолжает и развивает гражданское законодательство Российской Федерации. В соответствии со ст. 151 ГК РФ причинение гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, влечет возложение на нарушителя обязанности денежной компенсации этого вреда. Таким образом, важнейшей задачей гражданского права является компенсация причиненных потерь, которая достигается с помощью такого способа защиты, как компенсация морального вреда.

 

Компенсация морального вреда уже более 15 лет признается и допускается российским законом. Однако изменяющиеся условия развития общества вызывают необходимость совершенствования правового регулирования его институтов, в том числе и института компенсации морального вреда.

 

Прежде всего, доработки требует понятийный аппарат, а именно понятие «моральный вред», поскольку его легальное определение нельзя отнести к точным законодательным дефинициям. Если толкование морального вреда как нравственных страданий не вызывает сомнений, то относительно физических страданий вопрос до сих пор остается небесспорным.

 

Еще одной неразрешенной как в теории, так и на практике проблемой является проблема определения размера подлежащей взысканию компенсации морального вреда. Законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. Все это предопределяет несогласованность позиций, требующих глубокого анализа с целью выработки предложений для разрешения существующей проблемы.

 

Кроме того, в последние годы объектом пристального внимания ученых являются правоотношения, возникающие по поводу защиты чести, достоинства и деловой репутации. Обусловлено это тем, что понятия «честь», «достоинство» и «деловая репутация» остаются недостаточно разработанными как в теории гражданского права, так и на законодательном уровне, а их защита путем компенсации морального

 

4

 

вреда, особенно деловой репутации юридических лиц, - предметом теоретических и практических разногласий.

 

Сравнительно новым для российского общества является вопрос о защите права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда. Предпринятые меры его урегулирования современным российским законодательством вызывают необходимость теоретического осмысления и научного обоснования возможности взыскания неимущественного вреда в случае выявления фактов нарушения разумных сроков судопроизводства.

 

В связи со сказанным актуальность исследования такого способа защиты, как компенсация морального вреда, очевидна и обусловлена целесообразностью комплексного подхода к данной проблеме с целью выработки предложений но совершенствованию российского гражданского законодательства и практики его применения.

 

Состояние научной разработанности темы. В настоящее время отсутствует комплексное научное исследование института компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав, хотя его отдельным аспектам, начиная с дореволюционного российского права до современной отечественной юриспруденции, уделялось определенное внимание.

 

Так в дореволюционный период вопросы компенсации морального вреда были предметом научного анализа С. А. Беляцкина, Г. Л. Вербловского, П. Н. Гуссаковского, А. С. Кривцова, А. Менгера, Л. И. Петражицкого, Г Ф. Шершеневича и других ученых.

 

В годы советской власти этот институт являлся предметом научных исследований М. М. Агаркова, А. М. Беляковой, С. Н. Братуся, Б. Лапицкого, Н. С. Малеина, Г. К. Матвеева, Е. А. Флейшиц, М. Я. Шиминовой и других ученых-юристов.

 

С начала 90-х г. прошлого столетия и до настоящего времени отдельные аспекты исследуемого гражданско-правового института рассматривались в работах Г. Г. Горшенкова, Е. А. Михно, В. С. Романова, К. Б. Ярошенко и других авторов. Глубокий анализ морального вреда и его компенсации проведен в трудах Д. И. Гущина, С, В. Потапенко, А. М. Эрделевского.

 

Однако указанные теоретические исследования, посвященные проблемам компенсации морального вреда, рассматривают, в основном, общие вопросы морального вреда. Более того, в названных трудах изучение института компенсации морального вреда основано на его анализе как формы гражданско-правовой ответственности, а не как способа защиты гражданских прав.

 

Изложенное позволяет констатировать, что комплексное, обобщающее теоретико-правовое исследование научной и практической проблемы компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав не осуществлялось. Данное диссертационное исследование призвано восполнить этот пробел.

 

Перечисленные труды ведущих отечественных ученых-правоведов, содержащие анализ проблем института компенсации морального вреда, составили теоретическую основу диссертационного исследования.

 

5

 

Объектом диссертационного исследования являются

 

правоотношения по защите личных неимущественных прав и нематериальных благ путем компенсации морального вреда.

 

В качестве предмета исследования выступает совокупность норм гражданского права, определяющих содержание и особенности компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав; тенденции и перспективы развития законодательства в исследуемой области в современный период; актуальные проблемы применения соответствующего законодательства.

 

Цель диссертации. Актуальность темы и недостаточный уровень ее научной разработанности предопределяют цели исследования, которые заключаются в комплексном анализе правовой природы, сущности и содержания компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав; развитии научных основ и обосновании конкретных путей совершенствования правового регулирования и практики применения норм, регулирующих данный гражданско-правовой институт.

 

Для этого определены следующие исследовательские задачи:

 

- осуществление историко-правового анализа становления и развития законодательства, регулирующего институт компенсации морального вреда (в праве дореволюционной России, СССР и Российской Федерации);

 

- анализ действующего российского законодательства, научных исследований для определения понятия способа защиты гражданских прав, а также места компенсации морального вреда в системе способов защиты гражданских прав;

 

- выяснение сущности морального вреда с целью формулирования его понятия, а также разработки правовой дефиниции компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав;

 

- исследование основания и условий компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав;

 

- изучение критериев определения размера компенсации морального вреда;

 

- раскрытие специфики нематериальных благ как объекта гражданских правоотношений и прав;

 

- рассмотрение вопроса 1ражданско-правовой защиты нематериальных благ, в том числе чести, достоинства и деловой репутации посредством компенсации морального вреда;

 

- разработка и обоснование предложений по совершенствованию гражданского законодательства, регулирующего вопросы защиты деловой репутации юридического лица путем компенсации морального вреда;

 

- исследование компенсации морального вреда как способа защиты права на свободу и личную неприкосновенность;

 

- обоснование возможности защиты права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда.

 

6

 

Методологическая и эмпирическая основы исследования.

 

В диссертации применены системно- аналитический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический методы правовых исследований, осуществлено изучение социально-правовых явлений в их диалектическом развитии.

 

При подготовке работы изучались и критически оценивались нормы российского законодательства, а также обобщалась судебно-арбитражная практика, практика Европейского Суда по правам человека, Верховного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Республики Хакасия.

 

Нормативной базой исследования являются международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, действующее и ранее действовавшее гражданское законодательство.

 

Научная новизна работы выражается, прежде всего, в системно-комплексном подходе к рассмотрению теоретических и практических вопросов, связанных с компенсацией морального вреда как способа защиты гражданских прав. По этим вопросам проводится одно из первых исследований эволюции и правового содержания компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав; разграничивается правовое содержание исследуемого способа защиты гражданских прав с формой гражданско-правовой ответственности; предлагаются пути решения возникших проблем правоприменения при защите деловой репутации юридических лиц посредством законодательного закрепления понятия «иного неимущественного вреда»; научно обосновывается защита права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда.

 

Новизна работы видится также в том, что в ней обобщены и критически проанализированы позиции иных исследователей по вопросам рассматриваемой темы.

 

Основные положения, выносимые на защиту:

 

1.  В связи с тем, что понятие «моральный вред» не соответствует законодательному содержанию, изложенному в ч. 1 ст. 151 ГК РФ, необходимо заменить его термином «неимущественный вред», под которым следует понимать физические и (или) нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

 

2.   Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав - это материально-правовая мера принуждения, посредством которой производится воздействие на правонарушителя личных неимущественных прав либо нематериальных благ с целью компенсации потерь, вызванных нарушением этих прав им благ. Выступая в этом качестве, компенсация морального вреда представляет собой форму гражданско-правовой ответственности. Компенсация морального вреда как форма гражданско-правовой ответственности — это форма имущественных лишений, которые претерпевает правонарушитель вследствие нарушения личных неимущественных прав либо нематериальных благ.

 

7

 

3. Поскольку в отличие от возмещения убытков компенсация морального вреда не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, принцип полного возмещения неимущественного вреда выражается в максимальном сглаживании негативных эмоций, вызванных нарушением личных неимущественных прав или нематериальных благ.

 

4. Нематериальное благо как объект гражданских правоотношений или нрав - это не имеющее материального (имущественного) содержания и неразрывно связанное с личностью его носителя благо, представляющее собой юридически квалифицированный интерес, направленный на то, чтобы никто не нарушал это благо.

 

5. Нематериальные блага могут гражданским правом защищаться, но не регулироваться, поскольку в их ненарушенном состоянии координационно-обеспечительное воздействие регулятивной функции на личные неимущественные отношения невозможно. И только в случае нарушения нематериальных благ возникает гражданское охранительное правоотношение, в рамках которого реализуется субъективное право на защиту этих благ.

 

6. Неимущественный вред юридического лица есть не что иное, как коллективные нравственные страдания. В страданиях лиц, образующих людской субстрат юридического лица, выражаются страдания самого юридического лица. То есть коллективные нравственные страдания - это страдания юридического лица, хотя психологически они порождаются живыми людьми.

 

7. В действующее гражданское законодательство необходимо ввести специальный правовой институт: для юридического лица - «компенсация иного неимущественного вреда». При этом под иным неимущественным вредом надлежит понимать вред, причиненный неимущественным правам юридического лица.

 

8. Переквалификация действий подозреваемого (обвиняемого, осужденного) на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания, должны рассматриваться в качестве реабилитирующих оснований, дающих право в порядке ст. 1070 ГК РФ на компенсацию неимущественного (морального) вреда, причиненного незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Неимущественный (моральный) вред обусловлен нарушением права на свободу, публичной дискредитацией лица, умалением чувства собственного достоинства.

 

9. Нарушение разумных сроков судопроизводства причиняет нравственные страдания лицу, обратившемуся за судебной защитой, в связи с чем компенсация морального вреда - основной способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок, поскольку возмещение неимущественного вреда позволяет сгладить нравственные страдания, причиненные не только нарушением самого этого права, но и нарушением

 

8

 

возможности получения судебной защиты нарушенного права, для восстановления которого лицо обратилось в суд.

 

Теоретическая и практическая значимость исследования. В работе рассмотрен ряд важнейших концептуальных положений, которые как в отдельности, так и в своей совокупности в комплексном плане раскрывают теоретические и правоприменительные основы правового содержания компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав.

 

В диссертации сформулированы новые выводы и рекомендации по совершенствованию законодательства и судебной практики, которые могут содействовать дальнейшему научному осмыслению категорий «способ защиты гражданских прав», «неимущественный вред», «компенсация морального вреда», «честь», «достоинство», «деловая репутация», «иной неимущественный вред», повышению эффективности защиты гражданских прав путем компенсации неимущественного (морального) вреда. Приведенная теоретическая разработка отдельных проблем компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав отвечает запросам правоприменительной практики, а изложенные в работе выводы могут использоваться при разрешении конкретных судебных споров. Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе при подготовке юристов, а также для создания учебно-методических материалов по гражданскому праву.

 

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные выводы и предложения диссертации были обсуждены на заседании кафедры гражданского права и процесса Института истории и права ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова». Отдельные результаты были изложены в пяти публикациях, подготовленных автором. О некоторых выводах и предложениях докладывалось на научно-практической конференции «Общество и право» (Абакан, 2006 г.), «Катановские чтения» (Абакан, 2007 г.). Результаты исследования обсуждены и применяются в практике судов общей юрисдикции Республики Хакасия, а также внедрены в учебный процесс ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова».

 

Структура и объем диссертации обусловлены объектом, предметом, целью и задачами исследования и включают в себя введение, три главы, состоящие из тринадцати параграфов, заключение, библиографию.

 

Объем исследования соответствует предъявляемым требованиям.

 

9

 

Содержание работы

 

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматриваются степень ее научной разработанности, объект, предмет, излагаются цели и задачи, методология исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту, а также апробация полученных в ходе исследования результатов.

 

Первая глава диссертации «Эволюция компенсации морального вреда в российском гражданском праве» состоит из трех параграфов.

 

В первом параграфе «Компенсация морального вреда в дореволюционном российском гражданском праве» исследуются такие источники права, как Русская Правда, Судебник 1497 г., Судебник 1550 г.. Соборное Уложение 1649 г., Свод законов гражданских 1832 г., в результате чего воссоздается процесс развития российского законодательства, регулирующего вопросы возмещения неимущественного вреда в дореволюционный период. Делается вывод, что основной закон Древней Руси X—XI веков - Русская Правда - был первым кодексом русского права, по которому причинитель вреда должен был возместить не только имущественный, но и моральный вред. Само понятие «моральный вред» в нормах Русской Правды, как и в других более поздних источниках, не содержалось. Однако его элементы встречались в системе мер наказания того времени.

 

С середины XIX века возмещение вреда регулировалось Сводом законов гражданских 1832 г., который был издан как часть первая тома X Свода законов Российской империи. Свод законов гражданских не исключал возможность причинения вреда неимущественного. В частности, статья 667 т. X ч. 1 предусматривала: «Виновный в нанесении кому-либо личной обиды или оскорбления может по требованию обиженного быть присужден к платежу в пользу его бесчестья, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, от 1 до 50 рублей». При этом под бесчестьем, по словам И. М. Тютрюмова, понималось вознаграждение или удовлетворение пострадавшего за обиду, составляющую также вред, хотя и не имущественный, а нравственный.

 

Институт компенсации морального вреда получил свое дальнейшее развитие в проекте Гражданского уложения Российской империи. Составители проекта Гражданского уложения высказались в пользу компенсации морального вреда в целях защиты нематериальных ценностей наравне с защитой материальных благ и интересов, что, по мнению диссертанта, явилось большим шагом вперед в становлении и развитии института компенсации морального вреда.

 

Второй параграф первой главы «Компенсация морального вреда в советском гражданском праве» посвящен изучению советского гражданского законодательства по исследуемой проблеме.

 

10

 

Автор отмечает, что ни Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., ни Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. не закрепляли и не раскрывали содержание исследуемого способа защиты гражданских прав.

 

Первым шагом на пути наделения граждан правом на возмещение морального вреда стало принятие Закона СССР от 12 июня 1990 г. № 1552-1 «О печати и других средствах массовой информации», введенного в действие с 1 августа 1990 г., в ст. 39 которого было указано: «Моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. Размер возмещения морального (неимущественного) вреда в денежном выражении определяется судом».

 

Диссертант обращает внимание на ст. 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденных Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г., где впервые было дано легальное определение понятия «моральный вред» как физических и нравственных страданий, причиненных гражданину неправомерными действиями.

 

Таким образом, институт компенсации морального вреда получил свое законодательное закрепление именно в советский период развития нашей страны. С принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. исследуемый способ защиты был оформлен как самостоятельный гражданско-правовой институт. Это стало возможным благодаря теоретико-правовому исследованию проблемы защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав учеными-цивилистами того времени, внесшими значительный вклад в формирование и развитие мысли о возмещении морального (неимущественного) вреда.

 

В третьем параграфе первой главы «Становление института компенсации морального вреда в современном российском гражданском праве» показано развитие российского законодательства по исследуемой проблеме в современный период. Автор указывает, что в Российской Федерации был принят целый ряд нормативных правовых актов, устанавливающих право на компенсацию морального вреда.

 

С 1 января 1995 г. была введена в действие часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации. Новый Гражданский кодекс РФ расширил объём охраняемых законом личных неимущественных прав и нематериальных благ по сравнению с тем, что было в разрозненных нормативных правовых актах до его принятия.

 

Закрепив неотчуждаемость нематериальных благ, ГК РФ предусмотрел, что они могут быть защищены любым из способов, перечисленных в ст. 12 названного Кодекса, если только существо нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую защиту.

 

11

 

Однако в качестве основного способа защиты законодатель назвал компенсацию морального вреда, что прямо следует из содержания ст. 151 ГКРФ.

 

С 1 марта 1996 г. введена в действие часть вторая Гражданского кодекса РФ. В развитие положений ст. 151 ГК РФ параграф 4 гл. 59 ГК РФ, объединивший статьи 1099-1101, конкретизировал правила, регулирующие основания, способ и размер компенсации морального вреда.

 

Значительный вклад в разработку такого способа защиты, как компенсация морального вреда, внесла судебная практика. 20 декабря 1994 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором дано определение компенсации морального вреда, перечислены законодательные акты, подлежащие применению при рассмотрении требования о компенсации морального вреда.

 

Весьма значимым для правоприменительной практики является принятое 24 февраля 2005 г. постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Давая судам подробные разъяснения по вопросам применения законодательства, регулирующего правоотношения по защите чести, достоинства и деловой репутации, Пленум Верховного Суда РФ ориентирует на применение не только норм российского законодательства, но и правовой позиции Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях и касающейся вопросов толкования и применения Конвенции о защите нрав человека и основных свобод, имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст. 152 ITC РФ.

 

Вторая глава «Теоретические проблемы и законодательные основы компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав» состоит из четырех параграфов.

 

В первом параграфе второй главы «Компенсация морального вреда в системе способов защиты гражданских прав» исследуемый способ защиты рассмотрен в системе способов защиты гражданских прав.

 

На основе анализа научных точек зрения автором предложено следующее определение способа защиты гражданских прав — это предусмотренная законом материально-правовая мера принуждения, посредством которой производится воздействие на нарушителя гражданских прав и охраняемых законом интересов с целью пресечения, предотвращения, устранения нарушения права, его восстановления и (или) компенсации потерь, вызванных нарушением права.

 

Проводя разграничение между мерами защиты и мерами гражданско-правовой ответственности в общей системе способов защиты гражданских

 

12

 

прав, диссертант пришел к выводу, что главное отличие мер защиты от мер гражданско-правовой ответственности в том, что последние носят возмездно-эквивалентный характер. То есть меры гражданско-правовой ответственности не только стимулируют участников гражданского оборота к соблюдению требований закона и тем самым предотвращают правонарушения, но и обеспечивают восполнение тех имущественных потерь, которые понес потерпевший в результате совершенного против него правонарушения.

 

Компенсация морального вреда, являясь одним из способов защиты гражданских прав, представляет собой меру гражданско-правовой ответственности, имеющую своей целью компенсацию потерь, понесенных в результате нарушения личного неимущественного права или нематериального блага.

 

Во втором параграфе второй главы «Понятие морального вреда и компенсации морального вреда в современном российском гражданском праве» раскрывается понятие таких правовых категорий, как «моральный вред» и «компенсация морального вреда».

 

Автор отмечает, что с позиций современной цивилистической доктрины термин «моральный вред» как физические и нравственные страдания нельзя отнести к точным законодательным дефинициям.

 

«Нравственный» и «моральный» - это синонимы. Соответственно термин «моральный вред» не охватывает физические страдания, а стало быть, данное понятие расходится с тем содержанием, которое в него вкладывает законодатель в ст. 151 ГК РФ.

 

Пункт I ст. 1064 ГК РФ указывает, что вред может быть причинен как личности, так и имуществу. Следовательно, в зависимости от нарушенного блага (права) он может быть дифференцирован на иьгутдественньгй и неимущественный. Моральный вред признается законом вредом неимущественным, на что неоднократно указывал и Пленум Верховного Суда РФ. Неимущественный вред органично включает в себя как физические, так и нравственные страдания.

 

В связи с тем, что понятие «моральный вред» не соответствует законодательному содержанию, изложенному в ч. 1 ст. 151 ГК РФ, диссертант считает необходимым заменить его термином «неимущественный вред», под которым следует понимать физические и (или) нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

 

В юридической литературе институт компенсации морального вреда рассматривается, с одной стороны, как способ защиты субъективных гражданских прав, с другой, - как форма гражданско-правовой ответственности. То есть можно предположить, что эти понятия тождественны. Однако анализ их содержания свидетельствует об обратном.

 

13

 

Во-первых, по своему назначению все меры принуждения в гражданском праве являются способами защиты, тогда как не каждую меру принуждения можно отнести к гражданско-правовой ответственности. Принуждение может осуществляться и в виде меры защиты.

 

Во-вторых, в зависимости от нарушенного права или охраняемого законом блага способы защиты могут применяться с целью пресечения, предотвращения, устранения нарушения права, его восстановления и (или) компенсации потерь, вызванных нарушением права (блага). Между тем, среди мер принуждения только меры ответственности, помимо прочего, преследуют цель неблагоприятного имущественного воздействия на правонарушителя. Для мер защиты не свойственен возмездно-эквивалентный характер.

 

И, в-третьих, несмотря на то, что в обоих случаях принуждение применяется в связи с нарушением предписаний норм права, последствия правонарушения не всегда одашаковы. Если принуждение осуществляется посредством мер защиты, то последствием их применения является лишь восстановление нарушенного права. Что касается применения мер ответственности, то результатом их применения, помимо восстановления нарушенного права, является также возложение на правонарушителя дополнительного имущественного обременения.

 

Таким образом, рассматриваемые правовые категории не тождественны. Понятие «способ защиты» является более общим, включающим в свое содержание и меры ответственности. В частности, такой способ защиты, как компенсация морального вреда, имеющий своей целью компенсацию потерь, то есть уравновешивание имущественной либо неимущественной потери посредством уплаты потерпевшему денежной суммы, всегда влечет для правонарушителя наступление невыгодных имущественных последствий. А это есть не что иное, как гражданско-правовая ответственность.

 

Следовательно, являясь способом защиты, компенсация морального вреда выступает одновременно формой гражданско-правовой ответственности.

 

Изложенное позволило диссертанту заключить, что компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав - это материально-правовая мера принуждения, посредством которой производится воздействие на правонарушителя личных неимущественных прав либо нематериальных благ с целью компенсации потерь, вызванных нарушением этих прав или благ. Выступая в этом качестве, компенсация морального вреда представляет собой форму гражданско-правовой ответственности. Компенсация морального вреда как форма гражданско-правовой ответственности - это форма имущественных лишений, которые претерпевает правонарушитель вследствие нарушения личных неимущественных прав либо нематериальных благ.

 

14

 

В третьем параграфе второй главы «Основание и условия компенсации морального вреда» проведен анализ указанных основания и условий, по результатам которого в работе сделан вывод, что основанием применения исследуемого способа защиты является правонарушение, выражающееся в совершении действия, нарушающего личные неимущественные права или посягающего на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Это правонарушение в то же время выступает основанием гражданско-правовой ответственности в форме компенсации морального вреда.

 

Поскольку реализация такого способа защиты, как компенсация морального вреда, предполагает применение к правонарушителю имущественных санкций, то она возможна лишь при наличии общих условий деликтной ответственности: наличия морального вреда, противоправного поведения причинителя вреда, причинной связи между противоправным поведением и моральным вредом, вины причинителя вреда. Исключение, согласно ст. 1100 ГК РФ, составляют случаи безвиновной ответственности, а именно: причинение вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; причинение вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

 

В четвертом параграфе второй главы «Критерии определения размера компенсации морального вреда» речь идет об объеме подлежащего возмещению неимущественного вреда.

 

Автор аргументирует позицию о приемлемости к исследуемым обязательствам принципа полного возмещения вреда. В обоснование указывает, что компенсация неимущественного вреда имеет качественно иную природу, нежели возмещение убытков. Она не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, а лишь отвлекает его от переживаний. Законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, неслучайно не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. В ч. 2 ст. 151, и. 2 ст. 1101 ГК РФ установлен ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда, а именно: степень вины нарушителя в случаях, когда вина является основанием для компенсации причиненного вреда; степень и характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости; иные

 

15

 

заслуживающие внимание обстоятельства. С учетом перечисленных критериев суд в каждом конкретном случае должен определить размер компенсации, эквивалентный причиненному моральному вреду, то есть способный уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей.

 

Данное высказывание подтверждается также тем, что в соответствии с п. 1 ст. 1099 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется правилами о деликтных обязательствах. Деликтным обязательствам, как известно, свойственен принцип полного возмещения вреда. Следовательно, институту компенсаций морального вреда, как и деликтным обязательствам в целом, свойственен принцип полного возмещения вреда, иное противоречило бы положениям ст. 1064 ГК РФ. Но поскольку в отличие от возмещения убытков компенсация морального вреда не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, принцип полного возмещения

 

неимущественного вреда выражается в максимальном сглаживании негативных эмоций, вызванных нарушением личных неимущественных прав или нематериальных благ.

 

Третья глава «Роль и значение компенсации морального вреда в защите нематериальных благ и личных неимущественных прав» состоит из шести параграфов.

 

В первом параграфе третьей главы «Понятие и правовое содержание нематериальных благ» диссертант обращает внимание на то, что среди ученых-цивилистов не прекращается дискуссия относительно понятий «нематериальное благо» и «личное неимущественное право», а точнее относительно тождественности либо нетождественности этих правовых категорий.

 

На основе анализа действующею законодательства, научных воззрений в работе сделан вывод, что понятие «нематериальное благо» не тождественно понятию «личное неимущественное право».

 

В соответствии со ст. 128 ГК РФ нематериальные блага являются разновидностью объектов гражданских прав. В философском широком (абстрактном) понимании объект - это то, что противостоит субъекту, на что направлена познавательная и иная деятельность человека. В цивилистической науке до сих пор не выработана единая позиция относительно объекта гражданских прав. Автор считает наиболее приемлемой точку зрения ученых, придерживающихся концепции «объект -блага»: в качестве объекта признаются материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают и существуют гражданские правоотношения. При этом предполагается, что объекты гражданских прав одновременно являются объектами гражданских правоотношений.

 

Понятие «благо» - это юридически квалифицированный интерес. Что касается личных неимущественных прав, то еще Г. Ф. Шершеневич,

 

16

 

рассматривая вопрос об их отнесении к объекту гражданского правоотношения, писал, что собственные силы субъекта, составляющие разряд так называемых прав на собственную личность (право на жизнь, здоровье, физическую неприкосновенность, умственные способности, честь), даны человеку природой и представляют возможность осуществления интереса при их помощи, без посредства других лиц, а потому и не могут составить объекта юридических отношений.

 

Поскольку в ст. 150 ГК РФ речь идет о двух различных правовых категориях, по мнению диссертанта, необходимо уточнить наименование данной нормы, назвав ее «Нематериальные блага и личные неимущественные права»

 

Нематериальное благо как объект гражданских правоотношений или прав - это не имеющее материального (имущественного) содержания и неразрывно связанное с личностью его носителя благо, представляющее собой юридически квалифицированный интерес, направленный на то, чтобы никто не нарушал это благо.

 

Во втором параграфе третьей главы «Защита нематериальных благ путем компенсации морального вреда» приводится обоснование, что к отношениям, возникающим по поводу нематериальных благ, применима лишь охранительная функция гражданского права. Прежде всего, такой вывод прямо следует из содержания п. 2 ст. 2 ГК РФ, согласно которому неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ. Осуществление же гражданско-правовой защиты предполагает применение тех способов и средств, которые используются при совершении правонарушения. Иначе говоря, совершение гражданского правонарушения влечет возникновение охранительного правоотношения, в рамках которого реализуется субъективное право на защиту. Последнее представляет собой самостоятельное субъективное право, включающее в себя возможность совершения правомочным лицом собственных положительных действий и возможность требовать определенного поведения от обязанного лица. Таким образом, содержание п. 2. ст. 2 ГК РФ исключает возможность применения к отношениям, возникающим по поводу нематериальных благ, регулятивной функции, так как последняя может быть реализована только добровольным образом, что невозможно в охранительных правоотношениях.

 

Еще одним доводом, подтверждающим приведенную позицию, является отсутствие в законе правил, регламентирующих поведение управомоченного субъекта. Вместе с тем, регулятивная функция гражданского права предполагает регулирование поведения участников общественных отношений путем установления их взаимных прав и обязанностей.

 

17

 

Более того, невозможность регулятивного воздействия норм объективного права на отношения, возникающие по поводу нематериальных благ, видится в самой специфике этих благ. Одной из особенностей нематериальных благ является их неразрывная связь с личностью. Это означает, что их нельзя продать, подарить, обменять, передать по наследству и т.д. В силу этого весь набор гражданско-правового инструментария регулятивной функции в данном случае не находит применения. Поэтому законодательное регулирование нематериальных благ не имеет никакого практического значения.

 

Итак, нематериальные блага могут гражданским правом защищаться, но не регулироваться, поскольку в их ненарушенном состоянии координационно-обеспечительное воздействие регулятивной функции на личные неимущественные отношения невозможно. И только в случае нарушения нематериальных благ возникает гражданское охранительное правоотношение, в рамках которого реализуется субъективное право на защиту этих благ.

 

В данном параграфе автор также аргументирует позицию, согласно которой компенсация морального вреда является основным способом защиты нарушенного нематериального блага.

 

Во-первых, это обусловлено неразрывной связью нематериальных благ с личностью их обладателя, являющейся причиной нравственных или физических страданий, которые испытывает гражданин в случае нарушения нематериальных благ, поскольку причинение такого вреда влечет причинение вреда самой личности, отражаясь в сознании человека в форме переживаний. Поэтому в каждом случае неблагоприятного изменения в охраняемых законом благах гражданин испытывает моральный (неимущественный) вред.

 

Во-вторых, нематериальные блага характеризуются отсутствием материального (имущественного) содержания. Поскольку в случае причинения вреда нематериальным благам крайне затруднительно предположить заранее, какой размер денежной компенсации может служить эквивалентом перенесенных страданий, компенсация морального вреда, как раз, способна уравновесить нравственные или физические страдания посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей.

 

В-третьих, избрание в качестве основного способа защиты нематериальных благ компенсации морального вреда обусловлено спецификой самого этого способа. Выступая гражданско-правовым способом защиты, компенсация морального вреда в то же время является формой (мерой) гражданско-правовой ответственности. Из этого следует, что компенсация морального вреда имеет своей целью не только компенсировать потери, вызванные нарушением нематериальных благ, но и оказать неблагоприятное имущественное воздействие на нарушителя этих благ.

 

18

 

В третьем параграфе третьей главы «Компенсация морального вреда как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации»

 

рассмотрены проблемы защиты чести, достоинства и деловой репутации посредством компенсации морального вреда.

 

Анализ научных взглядов позволил диссертанту сформулировать понятия чести, достоинства и деловой репутации. Честь - это общественная оценка личности, основанная на положительной характеристике его качеств. Достоинство - это позитивная оценка собственной личности. Деловая репутация - это общественная оценка деловых и профессиональных качеств физического или юридического лица положительного содержания

 

Отмечается, что компенсация морального вреда, как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации, обладает рядом особенностей. Являясь способом защиты гражданских прав, компенсация морального вреда одновременно выступает формой гражданско-правовой ответственности. По общему правилу, ответственность наступает при наличии следующих четырех условий: претерпевание вреда, противоправное поведение причинителя вреда, причинная связь между противоправным поведением и вредом, вина причинителя вреда. В случае, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, порочащий характер распространенных сведений презюмирует наличие у потерпевшего морального вреда, причиненного их распространением. Это обусловлено тем, что честь, достоинство и деловая репутация представляют собой определенную оценку личностных, деловых, профессиональных качеств. Любое умаление этой оценки влечет для лица нравственные переживания, поэтому потерпевший освобождается от доказывания наличия морального вреда.

 

Еще одной особенностью компенсации морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации является то, что в соответствии со ст. 1100 ГК РФ по делам данной категории компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. То есть в данном случае вина причинителя не входит в предмет доказывания.

 

В четвергом параграфе третьей главы «Взыскание репутационного нематериального вреда как способ защиты деловой репутации» исследуются проблемы теории и правоприменительной практики защиты деловой репутации юридических лиц.

 

Автор полагает, что вопрос о приемлемости к юридическим лицам такого способа защиты, как компенсация морального вреда, является продолжением проблемы сущности юридического лица, имеющей давнюю историю и не получившей своего разрешения до сих пор.

 

В науке гражданского права разработано множество концепций юридического лица. По мнению диссертанта, сущность юридического лица наиболее полно и глубоко исследована представителями теории коллектива, получившей свое развитие в советский период.

 

19

 

Суть этой теории сводилась к тому, что основу юридического лица составляет его коллектив. Иначе говоря, юридическое лицо имеет «людской субстрат».

 

Именно с позиций «людского субстрата» объясняется возможность претерпевания юридическим лицом неимущественного вреда, поскольку этот неимущественный вред есть не что иное, как коллективные нравственные страдания по поводу опороченной деловой репутации юридического лица. Эти страдания не следует смешивать со страданиями отдельного физического лица в случае причинения вреда его деловой репутации, так как коллективные нравственные страдания - это страдания юридического лица, хотя психологически они порождаются живыми людьми.

 

В этой связи в работе делается вывод о необходимости защиты деловой репутации юридического лица путем компенсации неимущественного вреда в случае распространения порочащих сведений. Данный вывод подтверждается также тем, что ст. 152 ГК РФ не содержит каких-либо ограничений и изъятий для отдельных проявлений деловой репутации в части судебной защиты от диффамации. Поэтому юридическое лицо вправе использовать любые способы защиты от диффамации, предусмотренные этой нормой.

 

Однако автор отмечает, что применение арбитражными судами такого способа защиты деловой репутации юридических лиц, как компенсация нематериального репутационного вреда, не основано на нормах действующего российского гражданского законодательства. Гражданский кодекс РФ не содержит такого способа защиты гражданских прав, как компенсация репутационного вреда.

 

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в постановлениях от 20 декабря 1994 г. № 10 и от 24 февраля 2005 г. № 3, не согласуются с приведенным в Гражданском кодексе РФ определением морального вреда как физических и нравственных страданий, испытывать которые способен только живой человек. В то же время деловая репутация юридического лица является нематериальным благом, характеризующимся отсутствием материального (имущественного) содержания, в связи с чем деловой репутации юридического лица нередко причиняется вред, не связанный с прямыми убытками. Следовательно, деловая репутация юридического лица должна быть защищена таким способом, который соответствовал бы природе данного блага.

 

В науке гражданского права в зависимости от нарушенного блага вред дифференцируется на имущественный и неимущественный. Применительно к юридическому лицу неимущественный вред, как следует из решения Европейского Суда по правам человека от 06 апреля 2000 г. по делу «Компании Комингерсоль С.А. против Португалии», может быть причинен не только умалением деловой репутации, но и тем, что в результате противоправных действий наступила неопределенность в планировании

 

20

 

хозяйственной деятельности фирмы, установились препятствия в управлении компанией и, как следствие, возникло беспокойство и неудобства для членов руководства компании. То есть неимущественный вред не ограничивается нарушением репутации, он гораздо шире, вследствие чего использование понятия «репутационный вред» существенно сужало бы круг возможных требований юридического лица.

 

В то же время в определении от 4 декабря 2003 г. по жалобе гражданина Шлафмана В. А. Конституционный Суд РФ указывает на возможность взыскания нематериального вреда, отличного от убытков, причиненных юридическому лицу умалением деловой репутации, и от морального вреда, который может быть причинен только физическому лицу. Такой нематериальный вред имеет свое собственное содержание, которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

 

Учитывая, что понятия «неимущественный» и «нематериальный» -синонимы, нематериальный вред, о котором идет речь в указанном выше определении Конституционного Суда РФ, есть не что иное, как вред неимущественный.

 

При таких обстоятельствах судами не отрицается возможность причинения юридическому лицу не только имущественного, но и неимущественного (нематериального) вреда. Однако неимущественный вред трактуется как вред, причиненный гражданину. Следовательно, для того, чтобы суды имели законное основание для взыскания в пользу юридического лица компенсации неимущественного вреда, такой неимущественный вред, отличный от того, который может быть причинен физическому лицу, должен быть закреплен в законе. Иначе говоря, в действующее гражданское законодательство необходимо ввести специальный правовой институт для юридического лица - «компенсация иного неимущественного вреда». При этом под иным неимущественным вредом надлежит понимать вред, причиненный неимущественным правам юридического лица.

 

Пятый параграф третьей главы «Компенсация морального вреда как способ защиты права на свободу и личную неприкосновенность» посвящен вопросу компенсации морального вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста.

 

Обобщение материалов судебной практики позволило диссертанту заключить о возросшем количестве исков о возмещении вреда, причиненного правоохранительными органами и судом. Это говорит о том, что все еще распространены ситуации, когда в отношении граждан необоснованно

 

21

 

возбуждаются уголовные дела, предъявляется обвинение и избирается мера пресечения, вплоть до заключения под стражу.

 

Важной мерой защиты права на свободу и личную неприкосновенность от произвола публично-правовых образований выступает ст. 53 Конституции РФ, гарантирующая каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. В развитие положения ст. 53 Конституции РФ Гражданский кодекс РФ в ст. 1070 закрепляет ответственность за вред, причиненный незаконными действиями правоохранительных органов и суда.

 

Незаконное лишение свободы, наряду с причинением вреда жизни или здоровью, является одним из самых серьезных правонарушений, поскольку право на свободу является достаточно объемным правомочием. Учитывая социальную значимость этого личного неимущественного права, не может вызывать сомнения возникновение у лица неимущественного вреда в случае его нарушения. Компенсация неимущественного (морального) вреда выступает одним из основных способов защиты права граждан на свободу и личную неприкосновенность.

 

Автор отмечает, что на практике нередко возникает вопрос: подлежат ли удовлетворению требования о денежной компенсации морального вреда, заявленные лицом, в отношении которого осуществлялось уголовное судопроизводство, в случае переквалификации его действий на менее тяжкое обвинение либо исключения из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания? На основе анализа научных точек зрения и материалов судебной практики диссертант приходит к выводу, что переквалификация действий на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания, должны рассматриваться в качестве оснований, дающих право на реабилитацию и соответственно на компенсацию морального вреда в порядке ст. 1070 ГК РФ. Объясняется это тем, что квалификация преступления представляет собой юридическую оценю»' действий лица с точки зрения уголовного закона, которая в последующем закрепляется в обвинительном приговоре. На основе юридической оценки действий лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, складывается как общественная оценка личности, так и собственная оценка качеств лица в его сознании, тем более что в настоящее время сведения о задержании лица, заключении его под стражу, временном отстранении от должности, об осуждении и о других примененных к нему действиях зачастую освещаются в средствах массовой информации. В этой связи перед органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда стоит задача точно определить квалификацию содеянного.

 

22

 

В том случае, если осужденный полностью отбыл срок лишения свободы, а в последующем при пересмотре обвинительного приговора в апелляционной, кассационной, надзорной инстанциях или по вновь открывшимся обстоятельствам будет выявлена ошибка и его действия переквалифицируют на менее тяжкое обвинение либо из обвинения исключат часть эпизодов или квалифицирующих признаков, влекущих снижение наказания, то здесь, безусловно, будет иметь место нарушение права на свободу. Соответственно наличие нравственных страданий, причиненных таким нарушением, очевидно.

 

В тех случаях, когда переквалификация действий на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков не повлекли нарушения права на свободу, это не означает, что лицо не имеет право на компенсацию морального вреда. Необоснованная квалификация преступления по статье закона, предусматривающей более тяжкое наказание, влечет как публичную дискредитацию, так и умаление чувства собственного достоинства, следствием которых является неимущественный (моральный) вред. Стало быть, и в этих случаях гражданин испытывает нравственные страдания. Следовательно, такие действия правоохранительных органов и суда также должны рассматриваться в качестве незаконного осуждения, незаконною привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, поскольку, несмотря на признание лица виновным в совершении преступления меньшей тяжести, его причастность к преступлению большей тяжести не находит своего подтверждения. Поэтому лицо должно иметь право на восстановление своих прав и свобод в той части, в которой оно было незаконно подвергнуто уголовному преследованию.

 

Таким образом, переквалификация действий подозреваемого (обвиняемого, осужденного) на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания, должны рассматриваться в качестве реабилитирующих оснований, дающих право в порядке ст. 1070 ГК РФ на компенсацию неимущественного (морального) вреда, причиненного незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Неимущественный (моральный) вред обусловлен нарушением права на свободу, публичной дискредитацией лица, умалением чувства собственного достоинства.

 

В шестом параграфе третьей главы «Компенсация морального вреда как способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок» диссертант освещает сравнительно новый для российского общества вопрос о защите права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда.

 

23

 

Возмещение неимущественного вреда в рассматриваемом случае обусловлено тем, что в соответствии с Конституцией РФ право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам.

 

Так как право на судебное разбирательство в разумный срок является неотъемлемым элементом права на судебную защиту, то его нарушение есть нарушение самого права на судебную защиту, последствием которого выступают нравственные страдания обладателя права. Соответственно основным способом его защиты выступает компенсация морального вреда. Из этого исходит и судебная практика. В частности, Европейский Суд по правам человека признает, что длительность судебного разбирательства причиняет душевные страдания, беспокойство и чувство разочарования, в связи с чем довольно широко применяет данный способ защиты.

 

Необходимость возмещения неимущественного вреда при нарушении разумных сроков судебного разбирательства объясняется также тем, что право на судебную защиту, выступая личным неимущественным правом, одновременно выступает гарантией всех других прав. Иначе говоря, право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность восстановления нарушенного права посредством правосудия. Нарушая право на судебное разбирательство в разумный срок, суд, тем самым, не обеспечивает возможности получения судебной защиты нарушенного права, что также является причиной нравственных страданий лица, обратившегося за защитой.

 

Однако в Российской Федерации отсутствует соответствующий механизм возмещения вреда, причиненного нарушением этого права. Кроме того, нет в российском законодательстве норм, регулирующих вопросы возмещения вреда (имущественного и неимущественного), причиненного нарушением права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов.

 

В этой связи властями Российской Федерации предпринят ряд мер, направленных на создание внутригосударственных средств правовой защиты от нарушения права на судопроизводство в разумные сроки, а также права на исполнение в разумные сроки вступившего в законную сипу судебного акта. Важным шагом в этом направлении явился разработанный Пленумом Верховного Суда РФ проект Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». Основной задачей, указанной в ст. 1 названного законопроекта, является создание в Российской Федерации внутригосударственного средства правовой защиты от нарушения права на судопроизводство в разумные сроки, а также права на исполнение в разумные сроки вступившего в законную ситу судебного акта. В случае его принятия вопросы возмещения вреда, причиненного нарушением права на

 

24

 

судебное разбирательство в разумный срок, будут относиться к компетенции российских судов.

 

Также Пленумом Верховного Суда РФ подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием ФКЗ «О возмещении государством вреда. причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». В случае его принятия в часть вторую Гражданского кодекса РФ будет введена специальная статья — ст. 1070,1, устанавливающая ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате нарушения органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, органами государства, исполняющими вступившие в законную силу судебные акты, разумных сроков судопроизводства и (или) разумных сроков исполнения судебных актов.

 

Таким образом, нарушение разумных сроков судопроизводства причиняет нравственные страдания лицу, обратившемуся за судебной защитой, в связи с чем компенсация морального вреда - основной способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок, поскольку возмещение неимущественного вреда позволяет сгладить нравственные страдания, причиненные не только нарушением самого этого права, но и нарушением возможности получения судебной защиты нарушенного права, для восстановления которого лицо обратилось в суд.

 

В заключении диссертационного исследования автор сформулировал выводы по всему кругу проблем, рассмотренных в работе.

 

25

 

По теме диссертации опубликованы следующие научные работы:

 

I. В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии:

 

1. Редько, Е. П. К вопросу об определении размера компенсации морального вреда / Е. П. Редько // Юрист. - 2008. - № 10. - С. 61-66. - 0,66 п.л.

 

2. Редько, Е. П. Компенсация морального вреда как способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок / Е. П. Редько // Российский судья. - 2009. - № 2. - С. 9-12. - 0,48 ал.

 

II. В иных научных журналах и изданиях:

 

3. Редько, Е. П. Критерии определения размера компенсации морального вреда / Е. П. Редько // Общество и право. Материалы научно-практической конференции. 26 мая 2006 г., Республика Хакасия, г. Абакан / отв. ред. Д. Б. Сергеев. - Абакан: Издательство Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, 2006. - С. 122-126. - 0,28 п.л.

 

4. Редько, Е. П. Компенсация морального вреда как способ защиты от диффамации в средствах массовой информации / Е. П. Редько // Правосудие в Хакасии. - 2007. - № 2. - С. 16-19. - 0,66 п.л.

 

5. Редько, Е. П. Соотношение понятий «моральный» и «неимущественный» вред: теоретические и практические аспекты / Е. П. Редько // Мировой судья. - 2008. - № 10. - С. 20-23. - 0,77 п.л.

2726

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro