Обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия при освещении судебной деятельности в СМИ: правовые и этические аспекты

1 Марта 2014 г.

Потапенко С.В.[i]

Обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия при освещении судебной деятельности в СМИ: правовые и этические аспекты.

(опубликовано: Настольная книга по медийному саморегулированию. Вып.2, М., 2011; на сайте pro-sud-123.ru статья размещена с разрешения автора)

 

Обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия является важнейшим условием нормального функционирования государства и общества, а нарушение этого условия – одним из оснований применения ограничений свободы выражения мнений и свободы массовой информации (п. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод)[1]. Введение в Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод ограничения свободы слова, направленного на поддержание авторитета и беспристрастности правосудия, в практическом плане применимо тогда, когда то или иное лицо окажется виновным в неуважении к суду. В этой связи продолжает оставаться актуальным Постановление Европейского суда по правам человека от 26.04.1979 по делу «”Санди таймс” (The Sunday Times) против Соединенного Королевства». В нем отмечается, что должная правовая процедура может лишиться уважительного к себе отношения, а функции судов окажутся узурпированы, если мнение общественности по вопросам, являющимся объектом судебного разбирательства, будет сформировано до их рассмотрения судом или если участникам судебного процесса придется проходить «суд газет».

Подобная озабоченность сама по себе соответствует задаче поддержания «авторитета правосудия». Если вопросы, возникающие в ходе рассмотрения спора в суде, предаются огласке таким образом, что это заранее ведет к формированию у общественности своего собственного по ним мнения, то она может утратить свое доверие и уважение к судам. Нельзя исключить того, что привычка общественности к регулярному зрелищу псевдосуда в средствах информации может иметь в конечном итоге пагубные последствия для восприятия судов в качестве надлежащего места разрешения правовых споров.[2]

Однако искажается при этом не только роль суда в государстве и обществе, деформируется и сама природа журналистской профессии. Вот что весьма точно и справедливо сказано об этом в Решении Общественной коллегии по жалобам на прессу  от 27 мая 2011 г. № 69 «О жалобе И.В. Максимчука на нарушение норм профессиональной этики и правил профессионального поведения авторами и публикаторами материалов, размещенных в газетах «Известия» и «Волгоградская правда», а также на сайтах «Известия. Волга – Каспий» и ИА «Высота 102.0»: «СМИ и журналисты, сознательно или невольно примеряющие на себя роли прокурора, а тем более – судьи, выносящего приговор, совершают серьезную ошибку: отступая тем самым как от природы журналистской профессии, так и от представлений об основных функциях СМИ, признаваемых легитимными современным демократическим обществом».[3]

Такие ошибки приводят к тому, что журналистские расследования и информационное сопровождение резонансных судебных дел нередко превращаются в журналистские преследования неугодных судей, заказанные лицами, заинтересованными в вынесении незаконных судебных решений.

Приведем только один, но весьма характерный, пример. Приговором Центрального районного суда г. Волгограда от 07.05.2010 гражданин Синицин С.Г. был оправдан по предъявленному обвинению за отсутствием в его действиях состава преступления. Кассационная инстанция 28.06.2010 оставила приговор без изменения. Однако еще до рассмотрения дела в кассационной инстанции, 26.05.2010 в газете «Южный Федеральный» опубликована статья журналиста М.В. Ефремовой «Лицензия на коррупцию?», в которой этот приговор охарактеризован следующим образом: «В то время, когда Президент страны и Председатель Правительства, определив курс на борьбу с коррупцией, требуют ее жесткого пресечения в любых проявлениях среди чиновников любого ранга, выносятся сомнительные судебные вердикты. Нас пытаются приучить к далеко не бесспорным решениям судей: по делу Синицина, по делу Центрального универмага… Есть ощущение, что остро назрела необходимость реагирования общественности Волгоградской области на необъяснимые решения суда Центрального района Волгограда. Очевидно, что окончательная точка по уголовному делу, возбужденному СК СУ при прокуратуре Волгоградской области в отношении Синицина, будет поставлена уже в Верховном суде Российской Федерации. Статью подготовила Маргарита Ефремова при содействии прокуратуры Волгоградской области».

Проанализировав данную публикацию М.В. Ефремовой, Совет судей Волгоградской области пришел к выводу о том, что действия автора «противоречат как Кодексу профессиональной этики Российского журналиста, так и международным нормам и принципам журналисткой этики», а сама публикация «направлена на понижение авторитета судебной власти и престижа профессии судьи, а также на подрыв доверия населения к органам правосудия». В связи с этим Совет судей обратился в Общественную коллегию по жалобам на прессу и просил ее дать оценку с точки зрения журналистской этики статье вышеназванного журналиста.

В Решении Общественной коллегии по жалобам на прессу от 14 июля 2010 г. № 50 «О жалобе Совета судей Волгоградской области на газету «Южный Федеральный» в связи с публикацией М.В. Ефремовой «Лицензия на коррупцию?» (№ 19 от 26 мая 2010 г.)»[4]  сделан вывод о том, что материал Ефремовой М.В. «Лицензия на коррупцию?» как по содержанию, так и по истории своего появления на полосе в газете «Южный Федеральный» содержит типичные признаки не просто недобросовестной, но именно заказной публикации. Общественная коллегия обратила внимание на то, что материал «Лицензия на коррупцию?» был опубликован непосредственно перед рассмотрением данного уголовного дела судом кассационной инстанции. Заместитель главного редактора газеты «Южный Федеральный» Ефремова М.В. подтвердила, что выбор момента для публикации был сделан сознательно. Отсюда напрашивается вывод о намерении заинтересованных лиц публикацией данной статьи повлиять на решение суда.

В публикации «Лицензия на коррупцию?» Общественная коллегия усмотрела именно односторонний подход к освещению конкретного уголовного дела. Об этом говорят, в частности, не подлежащие двойному толкованию оценочные суждения автора: «сомнительные судебные вердикты», «далеко не бесспорные решения судей», «необъяснимые решения суда». Характерно, что публикация не содержит даже и намека на какие бы то ни было аргументы в пользу «выводов» такого рода. Более того, текст содержит признаки давления на кассационную инстанцию: «Есть ощущение, что остро назрела необходимость реагирования общественности Волгоградской области на необъяснимые решения суда Центрального района Волгограда. Очевидно, что окончательная точка по уголовному делу… будет поставлена уже в Верховном суде Российской Федерации». Определяя позицию автора как определенно тенденциозную, Общественная коллегия усмотрела в материале «Лицензия на коррупцию?» попытку оказать давление суд, что представляет собой грубое нарушение журналистской этики.

Подобных примеров, ставших предметом рассмотрения Общественной коллегии по жалобам на прессу, – десятки в год, но это только вершина айсберга. К сожалению, в некоторых средствах массовой информации сформировались негативные тенденции в освещении современного состояния российского правосудия. Тематика коррупции, подкупа судей, предвзятого вынесения судебных решений составляет до половины от числа публикаций, содержащих различного рода критику и претензии в адрес судов. При этом журналисты, зачастую находясь в парадигме правового нигилизма, злоупотребляют своими профессиональными правами, скрывают или фальсифицируют общественно значимые сведения, распространяют слухи под видом достоверных сообщений. Нередко вследствие таких действий умаляется авторитет правосудия, ставится под сомнение беспристрастность суда. Проблема эта носит системный характер и нуждается в системном же подходе к ее разрешению.

Нередко журналисты, используя СМИ, осуществляют вмешательство в правосудие, оказывая информационное давление на суд. Системность этого явления привела к необходимости разъяснить в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»,[5] что под «информацией, являющейся вмешательством в осуществление правосудия» и, следовательно, не подлежащей предоставлению по редакционному запросу, следует понимать «такую информацию, распространение которой может создать препятствия для осуществления справедливого судебного разбирательства», например, может повлечь нарушение принципов равенства и состязательности сторон, презумпции невиновности, разумных сроков рассмотрения дела и т.д.

В настоящее время сформировалась богатая практика взаимодействия судов и СМИ. Она основана на соответствующих законодательных актах. Однако важны здесь не только законодательные нормы, но и этические принципы журналистской и судейской  деятельности, выраженные, прежде всего, в кодексах журналистской и судейской этики. Кроме того, в механизме этического регулирования как журналистской, так и судейской деятельности важная роль принадлежит общественным или государственно-общественным органам, призванным отслеживать исполнение этических регуляций, разрешать возникающие при этом информационные споры, иные дела. Т.е. в данном случае должно быть оптимальное сочетание правовых и этических регуляторов, когда закон и саморегулирование на основе этических норм органично дополняют друг друга, обеспечивая результат, который они не могут полностью достичь по отдельности.

Согласно Кодексу профессиональной этики российского журналиста,[6] журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное. Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Добросовестное исполнение журналистом своих профессиональных обязанностей, установленных правовыми и этическими нормами, позволяет обеспечить авторитет и беспристрастность правосудия по конкретному описываемому им делу.

Ст. 6 Кодекса судейской этики[7] регламентирует правила поведения судьи во взаимоотношениях с представителями средств массовой информации, налагая на судью определенные ограничения. Судья не вправе делать публичные заявления, комментировать судебные решения, выступать в прессе по существу дел, находящихся в производстве суда, до вступления в законную силу принятых по ним постановлений. Судья не вправе публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению постановления судов, вступившие в законную силу, и критиковать профессиональные действия своих коллег. Судья не может препятствовать стремлению представителей средств массовой информации освещать деятельность суда и, если это не будет создавать помех проведению судебного процесса или использоваться для оказания воздействия на суд, должен оказывать им необходимое содействие.

Согласно п. 19. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 №16 (ред. от 16.09.2010) «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», судья не обязан давать каких-либо объяснений (в том числе и представителям средств массовой информации) по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и в порядке, предусмотренных процессуальным законом. Однако это вовсе не запрещает судье прокомментировать журналистам вынесенное им судебное постановление, соблюдая при этом ограничения, установленные Законом о статусе судей  и Кодексом судейской этики. Более того, можно сказать, что в условиях сегодняшнего не самого высокого уровня доверия к судам, в рамках информационной открытости перед ними стоит задача сделать логику служителей Фемиды понятной общественности и журналистам.

Так, например, 21 июня 2011 г. в Московском городском суде прошла первая пресс-конференция судей, рассматривавших кассационные жалобы М. Ходорковского и П. Лебедева на приговор Хамовнического районного суда.[8] На мероприятии присутствовали журналисты газет «Коммерсант», «Московский комсомолец», «Ведомости», «Новые известия», «Московские новости», «Комсомольская правда»; информационных агентств: «Интерфакс», «ИТАР-ТАСС» и «РИА Новости», а также корреспонденты портала BFM.ru и радиостанции «Эхо Москвы».

Открывая пресс-конференцию, руководитель пресс-службы Мосгорсуда А. Усачева отметила: «Одно пожелание со стороны общественности, высказываемое в адрес судей, – это пожелание делать судебные решения понятными. Вокруг дел, вызывающих интерес в СМИ, всегда бывает много нелепых слухов, стороны часто трактуют судебные решения по-своему. Судя по вашим публикациям, данное дело по-прежнему вызывает повышенный интерес и остается много вопросов. Чтобы смысл судебных решений не приходилось додумывать, судьи могут их разъяснять журналистам. Тогда логика служителей Фемиды будет понятна общественности».

В ходе пресс-конференции председатель судебной коллегии по уголовным делам кассационной инстанции В.Усов и судья кассационной инстанции Е.Арычкина отвечали на все возникающие вопросы представителей СМИ. Так, по словам судей, приговор Хамовнического районного суда написан профессионально, в нем указаны мотивы принятого решения. Судья В.Усов уточнил, что приговор был написан именно судьей В. Данилкиным, а впечатлений, что судебный акт писал кто-то другой, у него не сложилось. Кроме того, А.Усачева отметила, что председатель Хамовнического районного суда возможно испытывал давление со стороны средств массовой информации и Интернет-сообщества, в его адрес и в адрес членов его семьи высказывались определенные «пожелания», угрозы, а некоторые публикации в СМИ носили зачастую односторонний характер.

Проект Кодекса судейской этики[9], который, как предполагается, будет принят на очередном VIII Всероссийском съезде судей в декабре 2012 г., в главе «Принципы и правила профессионального поведения судьи» содержит ст. 13 «Взаимоотношения со средствами массовой информации», где, в частности, отмечается, что судьи должны способствовать объективному освещению деятельности судов и судей представителями средств массовой информации, так как это не только соответствует интересам судейского сообщества, но и является важной социальной функцией, обязанностью средств массовой информации, формирующих общественное мнение.

С 1 июля 2010 г. действует Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»[10] (далее – Закон № 262-ФЗ). До недавнего времени в России прописанного в федеральных законах механизма реализации права каждого на доступ к информации о деятельности государственных органов, в том числе судов, по большому счету не было. Введение в действие Закона № 262-ФЗ, принятого во исполнение Национального плана противодействия коррупции, утвержденного Президентом Российской Федерации 31 июля 2008 г.,[11] практически создало механизмы реализации ст. 29 Конституции РФ в области правосудия, поскольку законодательно установлено, каким образом каждый сможет реализовать свое право на получение информации о деятельности судов.

Закон № 262-ФЗ разработан по инициативе руководства Верховного Суда РФ. Судьи раньше других осознали, что определенную почву для недоверия общества к судам создают недостаточная открытость судебной системы и отсутствие необходимой прозрачности в ее деятельности, поэтому закон содержит регламентацию вопросов, касающихся открытости и свободного доступа к информации о судах и судебной деятельности, а также к судебным актам.

Крайне важно в настоящий момент поддержать судебную власть в ее стремлении стать более открытой, доступной и понятной гражданам. Решение этой задачи позволит добиться повышения качества судебной деятельности, будет способствовать борьбе с коррупцией, укрепит связь судов с населением, что повысит уровень его доверия к судебной власти и одновременно обеспечит гражданам большую доступность к средствам судебной защиты. На данный момент, очевидно, что названный федеральный закон создает как никогда благоприятную почву для более открытых взаимоотношений судейского сообщества и гражданского общества в целом.


[1] Собрание законодательства РФ. – 08.01.2001. – № 2. – ст. 163.

[2] Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1.- М.: Норма, 2000. – С. 198 – 230.

[3] www.presscouncil.ru

[4] См.: http://journalist-virt.ru/medianews/83-daytoday/766-2010-08-09-07-12-46www.presscouncil.ru

[5] Российская газета. – №132. – 18.06.2010.

[6] Кодекс одобрен Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 г., Москва // http://www.ruj.ru/about/codex.htm

[7] Утвержден VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 г.

[8] http://www.mos-gorsud.ru./news/?id=461

[9]Вносится Советом судей РФ  (по состоянию на 11 декабря 2009 г.)

[10] Текст Федерального закона опубликован в “Парламентской газете” от 31 декабря 2008 г. № 90, в Собрании законодательства Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. № 52 (часть I) ст. 6217, в “Российской газете” от 26 декабря 2008 г. № 265

[11] См.: Российская газета, 5 августа 2008 г.


[i] В настоящее время Потапенко С.В.  федеральный судья в почетной отставке,

 заведующий кафедрой гражданского процесса и международного права ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»,

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист  РФ,

Почетный  работник судебной системы.

542

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro