Судьи и судебный процесс Великобритании

30 Декабря 2013 г.

Апарова Т.В.

Опубликовано: "Судебные ведомости" №3-4 2013.

По соглашению с редакцией журнала  "Судебные ведомости"  "Кубанским агентством судебной информации" предоставлена площадка для размещения электронной версии материалов указанного издания.

Английские судьи занимают особое место среди должностных лиц британских государственных учреждений. Эта замкнутая, сравнительно немногочисленная корпорация юристов сыграла основную роль в возникновении и развитии английского права. Судей в Англии и в настоящее время рассматривают, хотя и с оговорками, творцами права, независимо от того, создают ли они новые нормы своими решениями или интерпретируют парламентское законодательство. Эта их функция имеет значение не только для права Англии и Уэльса, но и оказывает влияние на правовые порядки всех частей Великобритании.

В отличие от стран континентальной правовой системы, где личное влияние судьи завуалировано понятием «суд», в Англии никогда не скрывалось, что правосудие осуществляется не судами, а судьями. С самого раннего периода образования государства они являлись «слугами короны», осуществляя судебную власть монархов и проводя их политику. Принцип «независимости» судей в Англии, хотя и является достижением буржуазной революции, имеет средневековое происхождение и обуславливается независимостью самого монарха. Они зависели только от него, как его слуги, и состояли в должности, «пока было угодно королю». Своего важного значения они не утратили и после установления в Англии конституционной монархии. Они зависят от британского правительства в том, что касается их назначения и от парламента в том, что касается их отставки.

Их независимость провозглашена конституционным актом 1701 г. Согласно этому акту судьи назначаются пожизненно и занимают сво»и должности, «пока ведут себя хорошо». Этот конституционный принцип не утратил своей силы, несмотря на то, что «пожизненность» в настоящее время ограничивается определенным (достаточно преклонным) возрастом.

Чтобы стать судьей в Англии, надо подвергнуться двойному, а с 1990 г., даже тройному отбору. Прежде всего, надо быть принятым в одну из профессиональных корпораций. По многовековой традиции судьями становятся те, кто принадлежал к относительно замкнутой «аристократической» корпорации барристеров, а среди них — те, кто имел звание «королевского советника». Это правило неукоснительно соблюдалось в отношении всех высших судей.

Лишь после 1971 г., как уже указывалось, представители более многочисленной и более «демократической» корпорации солиситоров получили возможность стать окружными судьями в одном из высших судов — Суде короны. Однако еще в середине 80-х годов английские юристы признавали, что судей отбирают из опытных барристеров, представляющих узкую группу общества по образованию, социальным и экономическим признакам, преимущественно с правоцентристскими политическими пристрастиями.

В 1990 г. с принятием Закона о судах и правовом обслуживании появился новый критерий для отбора судей: время непосредственной адвокатской судебной практики. Согласно этому Закону члены указанных выше двух корпораций, а также представители иных правовых организаций, среди которых Закон называет юристов, работающих в сфере сделок с недвижимостью, и государственных обвинителей (см. ниже) создается новое общество, именуемое «адвокатура». В него входят те, кто по рекомендации своих профессиональных органов получают право непосредственного выступления в судах, т.е. право быть адвокатами в судах.

Правительство, внося в парламент от имени лорда-канцлера соответствующий законопроект о реорганизации деятельности правозаступников, обосновывало его необходимостью расширения круга лиц, из которых отбираются судьи.

Основным критерием теперь становится выступление в судах. Авторы законопроекта указывали, что, хотя корпоративная замкнутость создавала условия для отбора, она исключала возможность профессиональной конкуренции, благодаря которой вершить правосудие могли бы выдающиеся юристы*. Таким образом, критерием для судейского назначения является обладание адвокатским сертификатом в течение ряда лет. Судебная реформа 1971 г. создала 3-звенную систему судей: высшего, среднего и низшего звена. Эта судейская иерархия не вполне соответствует судебным местам. Идея реформы, состоящая в том, чтобы добиться «гибкого» и взаимозаменяемого судейского аппарата, закреплена в Законе о судах и окончательно подтверждена Законом о Верховном суде 1981 г. В частности, окружные судьи, должности которых учреждены, главным образом, для обслуживания нового высшего суда — Суда короны, — выполняют обязанности судей низших судов гражданской юрисдикции — судов графств. Их могут направить также заседать в Высоком суде. Они не могут заменять, однако, апелляционных судей. Все судьи Апелляционного и Высокого судов также могут при необходимости заменять друг друга. Таким образом, еще раз подтверждается, что в отправлении английского правосудия важны.не суды, а судьи. Однако их личный статус и должностная иерархия сохраняются независимо от временных перемещений. Закон 1981 г. (ст. 13) гарантирует судейскую иерархию среди высших судей в зависимости от должности, а при равенстве должностей — от срока пребывания в данной должности.

К первому, высшему звену, относятся судьи-юристы палаты лордов и судьи Апелляционного и Высокого судов. Второе, среднее, звено окружных судей обслуживает Суд короны и суды графств. Закон 1990 г. о судах и правовом обслуживании ввел должности районных судей. Ими становятся регистраторы, заместители и помощники регистраторов судов графств и семейного отделения Высокого суда. В делах, относящихся к их компетенции, они выступают в полном объеме в качестве судей и приносят соответствующую судебную присягу. Судебную присягу приносят также помощники судей и регистраторы двух других отделений Высокого суда. Низшее звено судей — это мировая юстиция: магистраты, которые могут получать плату за свой труд (стипендиарные магистраты), а могут не получать ее (их большинство), извлекая определенные выгоды из самого факта признания их мировыми судьями. Звание мирового судьи, прежде всего, почетно. Его получают не только все магистраты (так теперь называются судьи мировой юстиции), независимо от того, платят ли им жалованье, но и «по должности» — высшие судьи.

Судьи в Англии — наиболее высоко оплачиваемые чиновники правительства (кроме мировых судей, работающих бесплатно). Например, заработная плата столичного магистрата в 4 раза превышает сумму среднего заработка в стране. Высокая оплата судей объясняется, вероятно, тем, что, как уже говорилось, их сравнительно немного. Все законы о судоустройстве регулярно ограничивают их максимально возможное число. Закон 1981 г. о Верховном суде установил следующий максимум: 18 судей Апелляционного суда, 80 — рядовых судей Высокого суда, а Закон о мировых судьях 1979 г. определяет число оплачиваемых магистратов провинции — не более 40, а в столице — не более 60. На самом деле их значительно меньше, но в пределах законного максимума лорд-канцлер может делать свои рекомендации и назначения. По сведениям на 1983 год в Англии, не считая лорда-канцлера, лорда-хранителя судебных архивов, лорда — главного судьи, вице-канцлера и председателя отделения по семейным делам Высокого суда, 11 судей-юристов палаты лордов, 16 судей Апелляционного суда, 80 — рядовых судей Высокого суда, 340 окружных судей, 450 рекордеров (окружных судей-совместителей, работающих в среднем по 20 дней в году) и 50 оплачиваемых магистратов, включая столичных.

Однако вспомогательный аппарат высших судов довольно многочисленный — более 50 т.н. мастеров и регистраторов, выполняющих теперь и судебные функции. «Бесплатных» же судей (магистратов) — около 25 тысяч человек.

Порядок и условия назначения судей зависит от того, к какой группе они относятся. Все судьи в принципе назначаются от имени короны, но форма этого назначения разная.

Лорд-канцлер назначается короной по представлению премьер-министра. Закон о Верховном суде не называет условий занятия им должности, потому что лорд-канцлер является членом кабинета министров, приходя на эту должность вместе со всем кабинетом, — представителями господствующей партии.

Лорд — главный судья, лорд-хранитель судебных архивов, председатель отделения по семейным делам и вице-канцлер назначаются королевой в порядке «письменного патента» на должность, по рекомендации премьер-министра, а фактически — лорда-канцлера. Эти высокие судьи, в отличие от лорда-канцлера, занимают свои должности независимо от смены кабинета. Основное условие для их назначения до 1990 г. — профессиональное: не менее 15 лет адвокатской практики в качестве барристера или уже имеющаяся должность судьи Высокого суда.

Согласно новому критерию, установленному Законом 1990 г., за основу берется период, в течение которого кандидат имел адвокатский сертификат, иными словами, время, в течение которого он выступал в суде. В данном случае этот период определяется в 10 лет.

Апелляционные судьи должны отвечать этому же требованию. Рядовые судьи Высокого суда назначаются из адвокатов, практиковавших не менее 10 лет. Апелляционные и Высокие судьи рекомендуются лордом-канцлером, но получают свои должности по «письменному патенту» королевы.

Окружные судьи назначаются короной по рекомендации лорда-канцлера, которому принадлежит право определять число необходимых назначений. Не может быть назначен окружным судьей тот, кто не практиковал в качестве адвоката в течение 10 лет или более. Окружным судьей может быть назначен рекордер, исполнявший эти обязанности не менее 3-х лет. В свою очередь, рекордеры назначаются из барристеров или солиситоров со стажем не менее 10 лет. Окружные судьи и рекордеры фактически назначаются лордом-канцлером, а их назначение утверждается короной. Согласно Закону о мировых судьях 1979 г. мировые судьи, не являющиеся оплачиваемыми магистратами, назначаются именем Ее Величества по представлению лорда-канцлера. Лицо может быть назначено мировым судьей определенной, так называемой территории мировой юстиции, если оно проживает на данной территории или не далее 15 миль от нее. Юридического образования или профессионального стажа для их назначения не требуется. Закон 1979 г. разделил Англию и Уэльс на отдельные территории мировой юстиции в графствах, городах и отдельно в Лондоне. Корона назначает мировых судей «по списку» для данной территории. Списки хранятся в образованных Законом 1979 г. магистратских комитетах, учреждаемых для каждой территории мировой юстиции и находящихся в ведении государственного секретаря (министра внутренних дел). Однако поименное назначение производится по рекомендации лорда-канцлера.

Кандидатов лорду-канцлеру рекомендует специальный местный совещательный комитет, имена членов которого сохраняются в тайне.

Назначение, таким образом, зависит от результатов борьбы соперничающих партий. Их представители обычно договариваются об определенной работе, по принципу, как пишет Джексон, «если вы хотите своих, не возражайте против наших». Это приводит к тому, что, по его свидетельству, «на должностях мировых судей оказывались люди, отобранные далеко не по деловым качествам».

На должности оплачиваемых магистратов, исполняющих обязанности мировых судей, корона вправе назначать лиц, практикующих в качестве адвокатов не менее семи лет. Как назначение, так и отставка магистрата производится по рекомендации лорда-канцлера. Оплачиваемый магистрат должен быть освобожден от должности по достижении им 70—72 лет. Столичные оплачиваемые магистраты также назначаются короной из адвокатов со стажем работы не менее семи лет. Одного из них лорд-канцлер назначает для исполнения обязанностей главного оплачиваемого магистрата столицы. Из числа столичных мировых судей и оплачиваемых магистратов избирается комитет магистратов, который ведает распределением работы среди столичных судей мировой юстиции, назначает клерков мировых судей столицы и выполняет ряд других функций. Лорд-мэр и олдермены Сити Лондона образуют единый суд мировой юстиции данной территории. Они считаются мировыми судьями в силу своих должностей, согласно Хартии 1741 года.

Таким образом, все судебные назначения находятся фактически в руках лорда-канцлера. Должность лорда-канцлера, с точки зрения теории разделения властей, является полным опровержением этой концепции. Он соединяет в себе судебную исполнительную и законодательную власть. Являясь главой судебной системы и рассматривая иногда дела в качестве высшего судьи, лорд-канцлер входит в кабинет министров, как и другие министры, а в палате лордов выполняет обязанности спикера и играет важную роль в судьбе обсуждаемых парламентом законопроектов. Как и прочие министры, он освобождается от своей должности со сменой кабинета. Однако после отставки все лорды-канцлеры назначаются на какую-либо из высших судебных или правительственных должностей.

Будучи главой судебной системы Великобритании, лорд-канцлер председательствует в апелляционном комитете палаты лордов, в судебном комитете Тайного совета, а также считается «по должности» председателем Высокого суда и канцлерского отделения этого суда. Было бы неверным утверждать, что при выборе кандидатуры на новое или вакантное место при назначении судей всех звеньев лорд-канцлер руководствовался бы лишь своими симпатиями. Помимо соображений политических и конъюнктурных при назначении судей в Англии принято учитывать моральную и деловую характеристику кандидата. При этом нравственному облику будущего судьи отводится большое значение. Естественно, при оценке нравственной характеристики исходят из критериев господствующей морали, хотя такие соображения как личная честность, учитываются во всех случаях. Для назначения судей высшего звена бывает достаточно письменных рекомендаций каких-либо влиятельных лиц. Кандидатам в судьи среднего и низшего звена (окружных и оплачиваемых магистратов) прежде всего необходимо получить не менее трех рекомендаций от судей и ведущих барристеров, которые хорошо знают кандидата по судебной или адвокатской работе. При этом отбором судей среднего и низшего звена занимаются чиновники департамента лорда-канцлера. В отношении же судей Высокого суда лорд-канцлер лично консультируется с судьями (обычно с председателями отделений этого суда) и с руководством адвокатской корпорации барристеров. О профессиональных качествах некоторых барристеров он может знать лично, когда они выступают по апелляциям в палате лордов. Обычно функциями отбора судей занимается глава канцлерского департамента, т.н. постоянный секретарь. Он опрашивает судей и адвокатов, беседует с кандидатами, а его штат собирает необходимые сведения. На основании этих данных лорд-канцлер принимает окончательное решение. При выдвижении кандидатур окружных судей, рекордеров и оплачиваемых магистратов сбор сведений о кандидатах может быть поручен судье-председателю того судебного округа, где должен будет работать новый судья. Помимо деловых качеств, свидетельствующих о потенциальной возможности претендента исполнять обязанности судьи, кандидат должен отвечать формальным требованиям морали. Например, совсем недавно развод перестал быть препятствием к назначению. Однако, если причиной развода было плохое или жестокое отношение кандидата к членам семьи, он не получит судейской должности. Точно так же назначение исключено, если бракоразводный процесс еще не закончен или с момента развода не прошел достаточный период времени. Осуждение за совершение уголовного правонарушения в принципе не служит препятствием для назначения, за исключением тех случаев, когда правонарушение сопровождалось позорным, с точки зрения морали, поведением. Осуждение за совершение транспортных правонарушений, например, превышение скорости, неправильное паркирование и т.п., не учитывается, если они не носят систематического характера или если не сопровождаются каким-либо безнравственным поведением. Даже при оправдательных приговорах имеет значение, на основании каких причин такой приговор был вынесен. Для выяснения этого обстоятельства соответствующие лица знакомятся с делом. Может оказаться, к примеру, что обвиняемый воспользовался законным «правом на молчание» при допросе, но не в силу профессиональной адвокатской привилегии, а для сокрытия каких-либо иных фактов. Такой адвокат уже не сможет рассчитывать на судейскую должность. При фактах нарушения профессиональной адвокатской этики назначение автоматически исключается. Это же относится и к лицам, признанным банкротами. Характеру будущего судьи и его поведению в обществе отводится очень большое место. К поведению судьи в его частной жизни вообще предъявляются в Англии довольно высокие требования, так же как и к адвокатам, выдвигаемым на судейскую должность. Так, одному барристеру было отказано в назначении по той причине, что его видели часто в баре, расположенном рядом со зданием лондонских судов, другому — за то, что, отпраздновав день своего рождения в ресторане, он пытался вскарабкаться на колонну, третьему — за необузданную «дикую» личную жизнь. Участие в каком-либо публичном скандале, только лишь с упоминанием имени в печати, служит препятствием для продвижения судьи по службе и для назначения на судейскую должность адвоката. Уменьшает шансы на назначение, но не исключает полностью возможности получить судейскую должность деятельность, связанная с расовыми отношениями. Между тем судья, ошибочный приговор которого привел к публичному скандалу, может не опасаться за свою карьеру, если, конечно, он не обвиняется в аморальном или недопустимом поведении либо коррупции. Что касается характера, то считается, что английский судья должен обладать хорошим нравом и манерами, чтобы быть любезным с адвокатами, свидетелями и присяжными. Ему должно быть свойственно чувство юмора, но, однако, не чрезмерное. Он должен обладать терпением и умением слушать не перебивая, что является основным качеством характера судьи. Он не должен быть медлительным, его интеллект должен превышать средний уровень, хотя большие интеллектуалы также не требуются. Судья не должен постоянно прерывать стороны и свидетелей, быть резким или беспрестанно шутить. Даже при самой тщательной проверке характера кандидата на должность судьи невозможно, естественно, предугадать, каким он будет на самом деле. Не случайно, как признают английские юристы (см. ниже), многие обвиняемые предпочитают, чтобы их дело рассматривали присяжные, а не единоличный судья.

Принадлежность к политической партии не может не иметь значения при отборе судей. В XIX веке этот критерий применялся без исключений. Так, лорд Хэлсбери, известный составитель «Свода английских законов», будучи долгое время лордом-канцлером (1885—1892, 1895—1905 гг.) неизменно назначал судьями только тех, кто был предан его партии. Хотя в настоящее время, когда между двумя политическими партиями Англии нет таких резких различий, какие были в XIX веке, считается, что партийная принадлежность не может служить препятствием для назначения, ибо этим нарушается принцип независимости судей. Однако политические симпатии судей сами по себе исключают эту независимость. Судьи зависимы в действительности, и это признают сами английские юристы. Как пишет Шитрит, «страх потерять надежду на продвижение может влиять на содержание их решений… Лорд-канцлер контролирует окружных судей. Он может уволить их за «неспособность и плохое поведение, он может перевести окружного судью из одного округа в другой, он имеет право увеличить или не увеличить его зарплату, может лишить его надежды на продвижение, может отказать в том, чтобы продлить срок службы еще на три года»*. Прежде чем рекомендовать короне окружного судью, лорд-канцлер должен также убедиться в том, что состояние здоровья кандидата не будет препятствовать исполнению им судейских обязанностей. Это правило было установлено Законом 1971 г. о судах (ст. 16 (4)). Такого правила не существует в отношении судей высшего звена. Однако в 1981 г. новым Законом о Верховном суде лорд-канцлер наделен правом своей властью объявлять вакантной должность любого судьи высшего звена на основании медицинского заключения, свидетельствующего о стойкой нетрудоспособности, препятствующей выполнению судейских обязанностей. Это право применяется в том случае, когда лорд-канцлер в конкретный момент не имеет основания для увольнения судьи (ст. 11 (8)). Поскольку окружные судьи и рекордеры согласно Закону 1971 г. (ст. 17 (4)) могут быть полностью уволены в связи с недееспособностью, речь в данном случае безусловно идет только о судьях Апелляционного и Высокого судов. Кроме того, в подтверждение данного положения можно сослаться на п. 9 ст. 11 Закона 1981 г. о Верховном суде, где предусматривается, что документ о нетрудоспособности кого-либо из самых высоких судей: лорда — главного судьи, лорда-хранителя судебных архивов, вице-канцлера или председателя Отделения по семейным делам Высокого суда составляется по согласованию с двумя из названных должностных лиц. В отношении же судьи Апелляционного суда — по согласованию с лордом-хранителем судебных архивов, а в отношении обычного судьи Высокого суда — со старшим судьей соответствующего отделения этого суда.

    Как уже упоминалось, от того, к какой категории относится тот или иной судья, зависит не только его назначение на должность, но и отставка. Судьи высшего звена до истечения предельного возраста состоят на своих должностях, «пока ведут себя хорошо». При доказанности «плохого поведения» они могут быть уволены только по представленному короне адресу обеих палат. Какими критериями руководствуется парламент, сказать трудно. Не случайно, в английской юридической литературе этот вопрос почти не имеет отражения. Согласно общему праву основаниями для постановки вопроса могут быть аморальное поведение судьи в личной жизни, совершение тяжкого преступления (но не малозначительного), серьезное и умышленное злоупотребление должностью, связанное, как правило, с подкупом. Что касается последнего, то надо сказать, что увольнение за взятки в последний раз имело место в начале XVII века (всего два случая). По поводу других злоупотреблений или аморального поведения иногда (правда, довольно редко) в парламент вносились соответствующие ходатайства, но, как правило, отставки не следовало. Такой случай имел место, в частности, в 1973 г., когда парламентские представители оппозиционной лейбористской партии внесли на рассмотрении палаты общин ходатайство об отставке председателя суда по трудовым спорам в промышленности (теперь – Аппеляционный трибунал по трудовым спорам), Дональдсона. Он вынес решение о секвестре 100 ООО ф.ст., составляющих «политический фонд» крупнейшего британского тред-юниона — Объединенного союза машиностроителей — за отказ профсоюза подчиниться приказу суда. В свою защиту Дональдсон выдвинул явно ложное объяснение, сказав, что ему было неизвестно назначение фонда1. Несмотря на неубедительность этого объяснения, ходатайство не имело успеха, хотя было поддержано 187 депутатами-лейбористами. Оно даже не обсуждалось в парламенте благодаря простой политической уловке: спикер не предоставил парламентского времени для обсуждения этого вопроса. Надо сказать, что обращения к парламенту можно избежать, оказав на судью такое давление, в результате которого он сам подаст прошение об отставке. Один случай подобного рода описан в книге лорда Деннинга (известный судья, бывший лорд-хранитель судебных архивов) «Законный порядок»2. В 1957 г. в отделении королевской скамьи Высокого суда слушалось дело Jones v. National Coal Board по иску вдовы погибшего от несчастного случая шахтера о возмещении ущерба. Судья отказал ей в иске, но перед этим так активно вел допрос, что адвокат не успевал сосредоточиваться. По этому основанию и была подана жалоба в Апелляционный суд, в рассмотрении которой принимал участие сам лорд Деннинг. Апелляционные судьи в течение двух недель не выносили решения, т.к. понимали, что удовлетворение апелляции приведет к концу карьеры судьи, ибо он нарушил основной принцип английского состязательного процесса: не вмешиваться в спор по делу. В итоге решение было отменено, а судье было сказано лордом-канцлером, чтобы он через некоторое время подал в отставку. При рассмотрении апелляции судья Деннинг сказал: «Согласно существующей в нашей стране системе, судья заседает для того, чтобы выслушивать доводы сторон и принимать по ним решения, а не вести свободное расследование, как это происходит в некоторых иностранных государствах». Правда, после этого случая Апелляционный суд больше не удовлетворял апелляции по данному основанию, и дело, получившее название дела «счастливчика Галета» (по имени судьи) не стало прецедентом. Однако и по другим основаниям лорд-канцлер с успехом может предложить любому судье подать в отставку, не прибегая к огласке.

Что касается окружных судей и магистратов, то их увольнение полностью зависит от лорда-канцлера, а не от парламента и короны. Законом 1971 г. о судах, а в настоящее время Законом 1981 г. о Верховном суде установлено, что окружного судью лорд-канцлер, если полагает необходимым, может уволить в связи с недееспособностью или за недостойное поведение либо поступок. Для рекордеров причиной увольнения может послужить несоблюдение условий их временного назначения. Оплачиваемые магистраты в принципе состоят в должности, «пока угодно королеве» (с учетом предельного возраста), но могут быть ею уволены по рекомендации лорда-канцлера. При этом Закон 1979 г. о мировых судьях делает различие между оплачиваемыми магистратами провинции и столицы. Рекомендация лорда-канцлера об отставке провинциального оплачиваемого магистрата не обусловлена в Законе никакими специальными основаниями. Столичные же оплачиваемые магистраты могут быть уволены лишь в случае нетрудоспособности или неблаговидного поведения3.

Предельным возрастом для оплачиваемого магистрата является 70 лет, а по специальному разрешению лорда-канцлера — 72 года4. Это правило распространяется, однако, на магистратов, назначенных на должность после 25 октября 1968 г., когда был издан соответствующий Закон о мировых судьях. Магистраты, назначенные ранее, могут находиться в должности судьи до 75-летнего возраста. Отставка мировых судей-неюристов производится в форме внесения соответствующих лиц в т.н. дополнительный список. Этот список впервые был введен в 1938 г. циркуляром лорда-канцлера, которым предлагалось мировым судьям преклонного возраста, которые в силу дряхлости не могли выполнять судейские обязанности, а также тем, кто в течение года фактически не заседал в суде, внести свое имя в дополнительный список. Лица, внесенные в этот список, устраняются от судебной работы за исключением права скреплять своей подписью отдельные документы. Этот циркуляр получил название «циркуляра о воскрешении из мертвых», поскольку многие мировые судьи, не желая быть окончательно отстраненными, вернулись к активной деятельности. Закон о мировых судьях 1968 г. обязал вносить в дополнительный список всех мировых судей, достигших 70-летнего возраста и не выполняющих судейские обязанности, а всех остальных — после 75 лет. Закон 1979 г. о мировых судьях (ст.8) внес ряд изменений. Согласно этому Закону лорд-канцлер (специальный клерк его департамента, у которого хранится список) вносит в дополнительный список всякого мирового судью, достигшего 70 лет, за исключением тех, кто занимает должность судьи в каком-либо высшем суде и подлежит отставке в 75-летнем возрасте. Кроме того, независимо от возраста, в дополнительный список лорд-канцлер включает тех, кто не исполняет судейские обязанности по состоянию здоровья (независимо от возраста), кто пренебрегает своими обязанностями мирового судьи и кто перестает быть судьей не только в своем, но в каком-либо ином районе. Включение в дополнительный список означает фактическую отставку, но не снимает почетного звания мирового судьи, которое свидетельствует об определенном престиже лица, а также оставляет за ним право удостоверять своей подписью некоторые документы, имеющие юридический характер.

Представляется целесообразным здесь же добавить, что Закон 1979 г. расширил ответственность мировых судей за неправомерные действия, как в гражданском, так и в уголовном судопроизводстве. В частности, допускается деликатный иск к судье, который действовал злонамеренно и безо всяких к тому разумных оснований, если при этом судья не выходит за пределы своей юрисдикции. Если же он превышает или нарушает юрисдикцию, то гражданская ответственность за причиненный ущерб может наступить независимо от «злонамеренности» судьи. При этом право на иск в связи с уголовным делом может возникнуть только после аннулирования Высоким судом обвинительного приговора или незаконного приказа об аресте. Однако приказ об аресте, выданный магистратом по причине отказа лица явиться в суд по повестке, не считается незаконным, даже если впоследствии обвинительный приговор был аннулирован (статьи 44—46 Закона). В то же время Закон ограждает магистратских судей от ответственности за любые решения, принятые ими в порядке судебного рассмотрения, если по закону или общему праву судье предоставлена возможность принять решение в порядке дискреции.

Английская судебная администрация ревностно охраняет иммунитет судей. Как писали английские государствоведы Уэйд и Филлипс, «Пусть лучше пострадает частное лицо, чем создастся такое положение, что судьи, отправляя правосудие, будут действовать под влиянием, — сколь бы незначительным оно ни было, — страха перед возможными последствиями»5. На этом строится основная буржуазная концепция независимости судей.

Принцип иммунитета судьи сложился в общем праве. Основной прецедент относится к 1613 г., когда было установлено, что судью нельзя привлечь к ответственности за что-либо, что он сказал или сделал в ходе судебного процесса. Он не может отвечать за свои приказы или приговоры, даже если они ошибочны, пока он не выходит за пределы своей юрисдикции. В этих случаях он не будет нести и материальной ответственности за деликт. «Но не потому, — как комментировал этот прецедент Деннинг, — что судья может безнаказанно ошибаться и что у него есть привилегия на ошибку, а потому что у него должны быть свободные руки»6. Другой не менее уважаемый английский юрист Р.Уолкер признает, что «исторически степень неприкосновенности изменялась в зависимости от статуса судьи». Он приводит в своей книге примеры того, что всегда делалось различие между судьями высших судов, которые освобождались от гражданской ответственности, даже если они действовали злонамеренно, и судьями низших судов, которые пользовались неприкосновенностью только тогда, когда действовали в пределах своей юрисдикции»**. Уолкер считает, что дело, в связи с которым лорд Деннинг комментировал прецедент 1613 Г., устраняет эту двойственность. Небезынтересно обратиться к содержанию этого дела в изложении самого лорда Деннинга. Оно слушалось в 1974 г. (дело Sirros v. Moore) сначала в одном из магистратских судов, затем по апелляции в Суде короны и, наконец, дошло до Апелляционного суда. Sirros был турком, который получил разрешение посетить Англию в качестве гостя. Но он задержался в Англии. Магистрат издал приказ о его депортации, но в то же время указал, что он должен быть подвергнут задержанию в ожидании депортации. Приказ о депортации Sirros обжаловал в Суд короны, который отклонил жалобу, но судья не распорядился ни об аресте апеллянта, ни об отобрании у него поручительства. Он вспомнил о своей оплошности лишь тогда, когда увидел спину уходящего из зала апеллянта, и закричал: «Остановите его». Полицейский кинулся его задерживать, но не успел. Однако его сумел перехватить другой полицейский, который вернул Sirros и посадил его в камеру. Судья к этому времени уже ушел обедать. Когда он вернулся, адвокат просил выпустить своего клиента под поручительство. Судья отказал. На следующий день адвокат обратился в Апелляционное присутствие Высокого суда с ходатайством о выдаче приказа «хабеас корпус»,7 и Sirros был выпущен на свободу. Через 10 дней он предъявил иск к судье и задержавшему его полицейскому о взыскании ущерба, причиненного нападением на него и незаконным арестом.

Рассматривая это дело (по жалобе) Апелляционный суд, хотя и признал, что судья не имел права задержать и подвергнуть предварительному аресту, тем не менее постановил, что судья сделал ошибку в ходе судебного рассмотрения, т.е. в пределах своей юрисдикции. Поэтому ни к нему, ни к полицейскому не может быть заявлен иск. В ходе обсуждения апелляции судья Деннинг сделал заявление, отменившее, по мнению Р. Уолкера, принцип «по которому степень неприкосновенности судьи зависит от статуса суда». Лорд Деннинг сказал: «Каждый судья в судах этой страны от самого высшего до самого низшего должен быть защищен в такой же мере, в какой он несет ответственность за свою работу… Никто не должен нести ответственность за убытки, когда он действует согласно закону. Каждый должен иметь возможность делать свою работу совершенно независимо и быть свободным от всякого страха… Ни один судья не должен перелистывать страницы своих книг дрожащими пальцами, спрашивая себя: «Если я поступлю таким вот образом, то буду ли нести ответственность за убытки?»… Он может ошибаться в отношении фактов. Он может недостаточно знать закон. То, что он делает, может быть вне его юрисдикции, — фактически или по праву, — но до тех пор, пока он честно верит, что он действует в пределах своей юрисдикции, он не должен нести ответственности… если только не будет доказано, что он действовал незаконно, заранее зная, что не имеет полномочий»8.

    Вскоре после этой речи Деннинга в 1975 г. в парламенте был поставлен вопрос об отставке судьи Суда короны в связи с тем, что тот вынес условный приговор о лишении свободы сроком в 6 месяцев человеку, осужденному за изнасилование. Лорд-канцлер по этому поводу заявил, что отставка за приговоры, которые судья выносит в силу своих полномочий, даже если с ним не согласно общественное мнение «будет самым серьезным нарушением принципа судебной независимости»9.

По закону 1679 г. лицо, задержанное без указания причины, может истребовать такой приказ с тем, чтобы в течение 3-х дней его доставили к судье и предъявили законные основания ареста либо отпустили на свободу. Неисполнение приказа «хабеас корпус» или отказ в его выдаче влекут штраф от 100 до 500 ф.ст. в пользу потерпевшего от ареста.

Вообще, некомпетентность судьи не считается достаточным основанием для его отставки. Такое мнение было ясно выражено в 1972 г. членами подкомитета по делам судей: «По нашему мнению, нельзя увольнять судей за некомпетентность»11. Даже такие курьезные случаи, которые в литературе получили название «спящий судья», не ведут к отставке, а могут лишь послужить основанием для отмены приговора. Два таких случая получили огласку именно потому, что приговоры по этой причине были отменены. Так, в 1961 г. Апелляционный военный суд отменил приговор по делу R. v. Edworthy из-за того, что один из судей так крепко заснул, что председателю суда пришлось его будить. Аналогичную жалобу рассматривал Апелляционный суд в 1972 г. по делу R. v. Langham12. Всю основную часть судебного процесса по обвинению в тяжком убийстве судья проспал. Было установлено, что он бодрствовал всего одну четверть часа. Приговор был отменен на том основании, что «надо видеть как делается правосудие». Это апелляционное решение оказалось прецедентом с очень широким ratio decidendi, ибо для вывода о нарушении данного принципа надо еще доказать, что никто из присутствующих не видел «как делается правосудие». Все это свидетельствует о том, что буржуазное государство заинтересовано в охране привилегий своих • судей гораздо больше, чем в осуществлении правосудия. А возвращаясь к содержанию Закона 1979 г. о мировых судьях относительно их ответственности за неправомерные действия, уместно сказать, что, вопреки сформулированному Деннингом принципу равного применения судейского иммунитета, как раз этот Закон закрепляет неравенство. В отличие от низших, судьи высшего суда продолжают быть свободными от всякой критики, даже если они ошибаются, спят во время судебного процесса, не проявляют достаточной компетенции и пр.

1 «New Law Journal», v. 123,1973, p. 1111.

2 Lord Denning. The Due Process of law. L., 1980, p. 58.

3 «New Law Journal», v. 123,1973, p. 1111.

4 Lord Denning. The Due Process of law. L., 1980, p. 58.

5Е.Уэйд и Дж. Филлипс. Конституционное право. М., 1950, с. 288.

6Е.Уэйд и Дж. Филлипс. Конституционное право. М., 1950, с. 288.

7 S. Shetreet. Judgesion, Trial. Amsterdam, 1976, p. 285.

8 «Times», Febr. 18, 1961; «Times», Apr. 25, 1972. Оба дела цит. no: S. Shetreet, Op. sit., p. 214.

9 W. Holdsworth. The History of English law. L, 1901, v. 1, p. 246.

10 S. Shetreet. Judgesion, Trial. Amsterdam, 1976, p. 285.

11 S. Shetreet. Judgesion, Trial. Amsterdam, 1976, p. 285.

12 «Times», Febr. 18, 1961; «Times», Apr. 25, 1972. Оба дела цит. no: S. Shetreet, Op. sit., p. 214.

 

Апарова Т.В., Суды и судебный процесс Великобритании.  Англия, Уэльс, Шотландия. – М.: Институт международного права и экономики. Изд. «Триада, Лтд», 1996.

3027

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro