Вопросы соблюдения законности в судебной психиатрии

19 Июля 2013 г.

Соколов А.Б., заместитель декана ФПК, кандидат философских наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права Северо-Кавказского филиала ФГБОУ ВПО «Российская академия правосудия»

Опубликовано: "Судебные ведомости" №2 2013.

По соглашению с редакцией журнала  "Судебные ведомости"  "Кубанским агентством судебной информации" предоставлена площадка для размещения электронной версии материалов указанного издания.

Современное состояние правовой науки характеризуется существенным повышением интереса к исследованиям, связанным с юридическим обеспечением медицинской деятельности. Центральной фигурой в сфере правового регулирования здравоохранения является пациент1. В контексте обозначенной темы особого внимания заслуживают проблемы социально-правовой защищенности лиц, страдающих психическими расстройствами, – сферы весьма деликатной, специфичной, в регулировании которой принимает участие достаточно много субъектов.

Вопросы противодейстия злоупотреблению правом в такой уязвимой области как регулирование оказания психиатрической помощи должны заслуживать пристального внимания, поскольку гражданин, страдающий психическим заболеванием, наиболее раним в социальном плане, а факторы риска утраты им прав и свобод достаточно высоки.

Злободневность рассматриваемой проблемы подчеркивается многочисленными наблюдениями специалистов, указывающих на тревожную динамику развития психического здоровья. Многие авторы подтверждают, что «Во всех регионах России наблюдается устойчивая тенденция увеличения числа психических расстройств среди населения»2.

Особое место в разрешении назревших проблем отводится совершенствованию государственно-правового регулирования социальной защиты психически больных. Однако, говоря о мерах государственного воздействия в отношении лиц «группы риска», нельзя не упомянуть и об оборотной стороне медали – возможных злоупотреблениях как со стороны родственников «госпитализируемого», так и государственных (муниципальных) органов3.

Государственная защита означает, что Россия как правовое государство берет на себя обязанность гаранта жизненных ценностей и благ личности, выраженных в ее субъективных гражданских правах и личных свободах. Для выполнения этой публично-правовой обязанности Российская Федерация располагает законодательной базой и системой правоохранных органов, в которых значимое место занимают суды.

В настоящее время достаточно фактов злоупотребления правом и незаконного ограничения прав и свобод граждан, когда в силу пограничного состояния здоровья они могут быть лишены защиты, например, от принудительного помещения в психиатрическое учреждение4. Зачастую допускается нарушение прав и свобод гражданина на основании лишь того, что у него имеется психическое расстройство. Возникают трудности с реализацией права иметь достойную работу, имеют место случаи увольнения работника по причине нахождения в психиатрическом стационаре, отказы в поступлении в учебные заведения, трудности при реализации права на получение жилья, распоряжение имуществом и т.д.

Исследователи истории законодательства о психиатрической помощи отмечают, что в период СССР не было принято законов и законодательных актов, гарантировавших лицам, страдающим психическими расстройствами, законодательного соблюдения их прав и интересов. Деятельность в области психиатрии регламентировалась ведомственными нормативными актами, не соответствующими международным нормам и Конституции РФ. Гражданин мог быть помещен в психиатрический стационар без его согласия по просьбе родственников, по направлению районной поликлиники и другим основаниям. Отсутствие законодательных гарантий прав лиц, страдающих психическими расстройствами, позволяло применять психиатрию как способ подавления лиц, высказывающих свои политические убеждения.

Однако ради торжества справедливости и объективности нельзя замалчивать факт того, что за период проведения современных социально-экономических реформ и построения правового государства злоупотребления в применении института психиатрии существенно не уменьшились, а приобрели еще более циничный характер с криминальным оттенком. Прежде всего, это касается манипуляций с социально незащищенными категориями населения для незаконного обогащения и имущественных сделок («черные» риэлторы, оспаривание завещаний, дарений).

Динамика социальных изменений и становление гражданского общества неразрывно связаны с ростом обращений различных категорий населения в судебные инстанции. Свидетельство тому – более чем двукратный рост обращений, среди которых особое место занимают дела по оспариванию сделок (завещание, купля-продажа жилой площади, договора пожизненного содержания с иждивением, дарение и т.п.), совершенных лицами пожилого и старческого возраста. Экспертная практика настоящего времени свидетельствует и о росте посмертных судебно-психологических и комплексных психолого-психиатрических экспертиз по гражданским делам5.

В подобных случаях судебному исследованию подлежит состояние субъекта, в отношении которого требуется собрать доказательства способности или неспособности понимать значение своих действий и руководить ими. В большинстве случаев по делам указанной категории необходимо применение экспертизы.

Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»6 - первый законодательный акт в нашей стране, которым регламентируются гарантии оказания психиатрической помощи и социальные гарантии лиц, нуждающихся в ее оказании. Цель принятия Закона – предотвращение нарушений и установление правовых гарантий при оказании гражданам психиатрической помощи, необходимость реализации в законодательстве РФ признанных международным сообществом и Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина. Основополагающие права и свободы граждан закреплены в таких международных правовых документах, как Всеобщая декларация прав человека, принятая резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года и вступивший в силу 3 января 1976 г., Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый 16 декабря 1966 года, вступивший в силу 23 марта 1976 г. Существует и ряд специальных документов, провозглашающих и закрепляющих права лиц, страдающих психическими расстройствами.

Права лиц, страдающих психическими расстройствами, регламентированы ст. 5 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», в соответствии с которой лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными РФ и федеральными законами. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами РФ.  Гарантией защиты прав граждан от незаконного помещения в психиатрический стационар являются нормы, предусмотренные УПК и ГПК РФ. Вопросы психиатрической помощи затронуты и в других законодательных актах, таких, как Федеральный закон от 7 мая 2009 г. N 92-ФЗ «Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением», ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и др. Недавно утвержден приказ Минздравсоцразвития России от 17 мая 2012 г. N 566н «Об утверждении Порядка медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения». Указанный Порядок определяет правила оказания медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения в медицинских организациях.

Частью 4 ст. 15 Конституции РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Помимо общих международных документов, закрепляющих равенство прав и свобод граждан, международными организациями, в частности, Организацией Объединенных Наций, принят ряд специальных документов, касающихся оказания психиатрической помощи и прав лиц, страдающих психическими расстройствами. К ним относятся: Декларация о правах умственно отсталых лиц, принятая резолюцией 2856 (XXVI) Генеральной Ассамблеи от 20 декабря 1971 г.; Декларация о правах инвалидов, принятая резолюцией 3447 (XXX) Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1975.

В соответствии с Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (1950), ратифицированной Россией в 1998 году, лица с психическими расстройствами, в том числе признанные в установленном порядке недееспособными, вправе обращаться в Европейский суд по правам человека, если они считают свои права нарушенными.

Рассматривая вопрос о соблюдении законности и фактах злоупотребления правом заметим, что в феврале 2009 г. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении признал положения ряда статей УПК, ГПК РФ и Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.06.1992 не соответствующими ст. ст. 45 и 46 Конституции РФ, в которых каждому гражданину гарантировано право защищать свои свободы и права. Принудительные меры медицинского характера (ПММХ) применяются только по решению суда (ст.13).

Практика показывает, что наиболее проблемными в части соблюдения прав личности являются назначения недобровольных психиатрических освидетельствований, недобровольных госпитализаций и принудительных мер медицинского характера. При рассмотрении судами споров о недобровольной госпитализации по правилам ст. 29 закона о психиатрической помощи нередко нарушаются требованияУПК и ГПК РФ: 1) судебные заседания проводятся в отсутствие прокурора; 2) не приглашаются лица, в отношении которых предполагается принимать принудительные меры медицинского характера, пациенты или их представители; 3) не анализируются другие доказательства, кроме заключения судебно – психиатрической экспертизы; 4) не соблюдаются сроки подачи в суд заявлений о госпитализации свыше 48 часов, а также сроки рассмотрения дел;  5)  лицам не всегда вручаются судебные решения и т. п.7  Результатом некачественного рассмотрения дел являются многочисленные случаи нарушения прав и законных интересов граждан.

Демонстрацией вопиющего нарушения прав личности с использованием недобровольной госпитализации в психиатрический стационар в немедицинских целях может быть нижеприведенное извлечение из Кассационного Определения Верховного Суда РФ от 16.о5.2006 года.8

Московским городским судом 19 декабря 2005 года Джафарова осуждена по ч. 2 ст. 128 УК РФ к шести годам лишения свободы с лишением права занимать должности в системе здравоохранения, связанные с выполнением организационно – распорядительных функций, а также должности, связанные с врачебной или иной медицинской деятельностью, на срок три года. По приговору суда Джафарова – заведующая отделением психиатрического стационара признана виновной в незаконном помещении Лебеденко в психиатрический стационар, совершенном с использованием своего служебного положения.

Как видно из материалов дела, похищение Лебеденко было тщательно спланировано, к совершению преступления были привлечены работники милиции, чтобы придать видимость законности совершения действий в отношении потерпевшего, подыскан психиатрический стационар в Чеховском районе Московской области с такими условиями содержания больных, которые бы исключали возможность побега Лебеденко.

Изначально группой преследовалась цель сломить психическое сопротивление потерпевшего, получить от него письменное разрешение на продажу дома и земельного участка в п. Барвиха Московской области. Эта цель была достигнута. Затем, чтобы скрыть похищение и незаконное помещение в психиатрический стационар Лебеденко, ими было совершено его убийство и предприняты меры к сокрытию трупа потерпевшего.

Фактические обстоятельства помещения Лебеденко в психиатрический стационар указывают на то, что оснований для госпитализации Лебеденко у Джафаровой, как заведующей отделением, не было. В психиатрический стационар был помещен заведомо психически здоровый человек.

Суд указал в приговоре, что при помещении Лебеденко в психиатрический стационар осужденной Джафаровой были допущены нарушения ч. 2 ст. 1, ст. 11, ч. ч. 1, 3, 5 ст. 28 и ст. 29 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», поскольку именно этими статьями предусмотрен порядок добровольной и принудительной госпитализации лиц, страдающих психическими расстройствами. Наказание Джафаровой, связанное с лишением свободы, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ею преступления. Именно после незаконного помещения Лебеденко в психиатрический стационар с целью скрыть это преступление было совершено его убийство.

Известны случаи злоупотребления врачами своими правами и нарушения законности госпитализации в психиатрический стационар. Так, Определением Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 5-о06-38 врач обоснованно признан виновным в незаконном помещении лица в психиатрический стационар с использованием своего служебного положения9.

В публикациях приводится пример из экспертной практики, в котором грубо нарушены все положения Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» относительно недобровольного помещения в психиатрический стационар.

Гр-н Ч., 67 лет, преподаватель пяти иностранных языков, подал иск в суд в связи с незаконным захватом его земельного участка в садоводческом товариществе. Дело рассматривалось районным судом г. Ростова-на-Дону, принимались и отменялись различные по смыслу судебные решения. 07.07.2008 к нему домой в Краснодарский край прибыли его односельчанин и мужчина в форме сотрудника милиции. Обманным путем под предлогом срочного вызова в судебное заседание гр-н Ч. был доставлен в психиатрическую больницу на территории Ростовской области и госпитализирован в психотуберкулезное отделение. Заведующий отделением, минуя приемное отделение, через дежурного врача принял «больного», записав в медицинской карте неизвестно кем указанное сопутствующее заболевание – туберкулез легких. Помимо этого, в графе «анамнез жизни» поступившего были записаны перенесенная черепно-мозговая травма, инсульт, алкогольная болезнь..

Позже в процессе следствия выяснено, что эти болезненные состояния у гр-на Ч. не имели места. Весь процесс пребывания в психстационаре также нельзя назвать ни диагностикой, ни лечением, к этому нет обоснованных показаний. На конкретный вопрос следствия эксперты указали, что гр-н Ч. психически здоров и в отношении его не требуется лечения.

 В соответствии с Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными Постановлением Правительства РФ N 522 от 17.08.2007, п. 4 «в», и Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденными Приказом Минздравсоцразвития России N194 от 24.04.2008, п. 8.1., вред здоровью гр-на Ч., причиненный непоказанным введением лекарственных препаратов и вызвавший отравление психотропными препаратами в легкой степени, квалифицируется как легкий по признаку кратковременного расстройства здоровья (менее трех недель)10.

Отсутствие должного контроля за профессиональной деятельностью медицинских работников – психиатров приводит к злоупотреблению положением и незаконному лишению свободы. Известен случай, когда пожилого человека Е. Скворцова поместили в психиатрическую больницу, заплатив за это известному новосибирскому психиатру Л. Дербеко. Его около собственного дома силой запихнули в машину и дважды применили электрошокер, неделю держали в чужой квартире под охраной, «уговаривая» отказаться от прав на жилплощадь, поместив затем в Новосибирскую областную психиатрическую больницу N 2. Суд Советского района Новосибирска назначил условное наказание врачу, поместившему его в стационар, но отказался лишить права заниматься врачебной деятельностью, хотя и был факт служебного подлога – подделки подписи пенсионера на бланках на добровольное согласие на лечение и госпитализацию11.

Исследуя приведенные примеры, важно подчеркнуть, что судебная защита – важнейший элемент государственной защиты прав и свобод человека и гражданина. Она представляет собой самостоятельное направление государственно-властной деятельности, осуществляемое специально созданными для этой цели органами – судами.

Проблемы ответственности государств за нарушение международных обязательств в области прав человека являются необходимыми и актуальными для правозащитной практики в Европе в целом и в Российской Федерации в частности, Актуальность данной темы подчеркивают многочисленные научные исследования, аналитические научно-практические статьи, круглые столы и конференции.12

На конференции, состоявшейся в Российской академии правосудия 18 декабря 2009 г., А.И. Ковлер, судья Европейского суда по правам человека от России, в докладе уделил особое место нарушениям прав и основных свобод человека и гражданина, связанных с незаконным их ограничением в сфере правосудия по мотивам ограниченной (полной) недееспособности, либо из-за заболевания, якобы исключающего участие на следствии и в суде. Анализируя статистические показатели прошлых лет, А.И. Ковлер отметил очевидный рост жалоб в ЕСПЧ на нарушения прав человека в России.13

Несмотря на гуманизацию  отечественного законодательства по психиатрии  специальная литература пестрит примерами нарушений прав человека. Так, в 2003 году гражданка Т.Н. Ракевич выиграла дело против России в Европейском суде по правам человека – заявительница была госпитализирована в Екатеринбургскую психиатрическую больницу N 26, а Орджоникидзевскому районному суду г. Екатеринбурга потребовалось 39(!) дней вместо пяти для рассмотрения ее дела.14

Еще один вопиющий пример – помещение детей в психиатрические больницы вновь демонстрирует грубое нарушение ст.5 Конвенции. Известно дело Борисовского психоневрологического интерната Белгородской области, куда поместили Романа Степанова и десятки других выпускников детских домов и школ-интернатов области, которые стояли в очереди на квартиру, положенную им по закону, и помещение их в психиатрическое учреждение состоялось перед тем, как стала подходить очередь на квартиру. Им был поставлен диагноз умственной отсталости. Здесь признаки преступления, подпадающего под ст.128 УК РФ «Незаконное помещение в психиатрический стационар». Однако прокурор Борисовского района Евгений Ночевка в 2002 – 2003 гг. направил в суд иски о массовом признании всех проживающих недееспособными, а судья Алексей Бабаев принял нужное решение, не вызывая больных в суд. С 1995 по 2000 г. с участием этого судьи в соседнем Грайворонском психоневрологическом интернате признали более 500 живших здесь дееспособных людей недееспособными. Экспертиза им проводилась заочно.

Точно также более 200 бывших детдомовцев оказались в Борисовском, Грайворонском и Уразовском психинтернатах.15.

Следует напомнить, что злоупотребление правом представляет собой такой способ осуществления права в противоречии с его назначением, посредством которого субъект причиняет вред личности, обществу, государству. Необходимым признаком злоупотребления правом является причинение вреда другим субъектам посредством осуществления своего субъективного права. Под вредом в данном случае следует понимать ущерб, убытки, нарушение прав и законных интересов граждан либо создание ситуации, при которой их невозможно реализовать16.

 Давно существуют Европейские стандарты осуществления недобровольной госпитализации в психиатрический стационар. Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и судебной практикой Европейского суда по правам человека сформулированы следующие европейские стандарты в области принудительного помещения в психиатрический стационар: медицинским заключением должно быть подтверждено то, что лицо страдает психическим расстройством; психическое расстройство должно быть такого характера или степени, которые оправдывали бы лишение свободы; психическое расстройство должно продолжаться в течение всего времени ограничения свободы; решение о госпитализации должно быть принято надлежащим органом, определенным национальным законодательством; госпитализация не должна быть обусловлена исключительно взглядами или поведением больного, не соответствующими нормам, преобладающим в данном обществе; при госпитализации должен быть обеспечен доступ больного к суду в форме, определяемой с учетом его состояния, в том числе путем возможности инициирования судебной проверки законности его содержания в условиях изоляции от общества.17

Исследуя Российское законодательное регулирование недобровольного лечения лиц, страдающих психическими расстройствами, не совершивших общественно опасных деяний, мы должны ясно представлять, что целью процессуальных гарантий при принудительной госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке является не принижение роли психиатров, а ограждение личности от ошибочных суждений и действий лиц какой-либо какой-либо профессии.

Важно обратить внимание и на то, что в настоящее время судебная защита занимает центральное место среди всех форм защиты прав человека и является главным, ведущим способом восстановления нарушенных прав. Судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, как принадлежащие индивиду в силу прямого указания Конституции РФ и иных законов, так и не имеющие нормативного закрепления. Право на судебную защиту как закрепленное законом, имеющим высшую юридическую силу, является непосредственно действующим вне зависимости от наличия соответствующей процедуры его реализации.

В качестве основных элементов принципа доступности судебной защиты рассматриваются: право на обращение в суд за судебной защитой, которое включает в себя право на иск; право на обращение с жалобой или заявлением по делам неисковых производств; основания процессуального интереса к делу, которые могут быть в виде как материально-правовой заинтересованности участников спорного правоотношения, так и должностных обязанностей прокурора по защите прав граждан, а равно служебных обязанностей должностных лиц органов государственных власти; обращение в суд заинтересованных лиц происходит по правилам, установленным процессуальным законодательством18.

Практика рассмотрения в судах дел о защите нарушенных прав граждан при оказании психиатрической помощи подтверждает, что европейские стандарты требуют жесткого судебного контроля за применением недобровольных мер в психиатрии. В России такой контроль недостаточно эффективен. Думается, что большого количества как сознательных, так и непреднамеренных нарушений прав и законных интересов лиц, в отношении которых ведется производство о недобровольной госпитализации и применении принудительных мер медицинского характера, удалось бы избежать при качественной организации судебного контроля.

1 Пищита А.Н. Правовой статус российского пациента // Журнал российского права. 2005. N 11.

2 Юрьева Л.Н. Динамика распространенности психических и поведенческих расстройств в мире и в Украине // Медицинские исследования. – 2001.  Т. 1, вып. 1,  С. 32; Комментарий к закону РФ О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании. // Под ред. академика РАМН Т.Б. Дмитриевой  (по состоянию на 19 февраля 2002 года), С. 19; Постановление Правительства РФ от 10 мая 2007 г. № 280 «О федеральной целевой программе «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007 – 2011 годы)».- Система КонсультантПлюс, 2012; Некоторые проблемы социальной защиты лиц, страдающих психическими расстройствами..// Медицинское право, 2009, N 2.

3 Кряжев В. Принудительная госпитализация: время не ждет! // ЭЖ-Юрист, 2012, N 7.

4 Акатова Е.А Проблемы толкования судом пограничных состояний здоровья, ограничивающих права и свободы личности.. // Российский судья, 2011, N 3.

5 Желтов В.М. Посмертная судебно-психологическая экспертиза как средство доказывания в гражданском судопроизводстве. // Юридическая психология, 2011, N 3.

6 О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании: Закон от 2 июля 1992 г. N 3185-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

7Шепель Т.В. Госпитализация в психиатрический стационар без согласия пациента: гражданский закон и практика его применения. // «Российская юстиция».  Февраль, 2006, № 2.

8 Дело № 5-о06-38 Кассационное Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2006.

9 Определение Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 5-о06-38 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 3.

10 Акопов В.И., Маслов Е.Н., Урманчеев А.Т., Цуприкова И.Н. Судебно-медицинская экспертиза в связи с незаконным помещением в психиатрический стационар // Администратор суда. 2009. N 3. С. 17 – 20.

11 Рузанова Н. Квартирный психоз. Благодаря активному участию врачей-психиатров «черные риелторы» становились хозяевами приглянувшихся им квартир // Российская газета. 2008. 18 июня. N 4685.

12Акатова Е.А Проблемы толкования судом пограничных состояний здоровья, ограничивающих права и свободы личности.. // Российский судья, 2011, N 3; Алисевич Е.С. О процедуре «пилотных» постановлений в практике Европейского суда по правам человека // Российское правосудие. 2010. N 6. С. 29 – 38; Кайгородов А.А. Актуальные проблемы ограничения гласности судебного разбирательства и открытости текста судебного решения // Российское правосудие. 2010. N 7. С. 58 – 64; Ершов В.В., Ершова Е.А. Исполнение решений Европейского суда по правам человека: современные дискуссионные вопросы теории и практики // Российское правосудие. 2010. N 10. С. 4 – 13; Зенин А.А. О конференции в Российской академии правосудия, посвященной 50-летию Европейского суда по правам человека // Российское правосудие. 2010. N 4. С. 96 – 100 и др.

13 Ковлер А.И. Постановления, принятые Европейским судом по правам человека в отношении Российской Федерации в 2009 г. // Российское правосудие, 2010. N 2. С. 4 – 14.

14 Ракевич против России. Информация о Постановлении Европейского Суда по правам человека от 28 октября 2003 г. // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2004. N 2. С. 12.

15 Андриянов И. Школа. Психушка. Кладбище. Выпускники детдомов Белгородской области попали в психоневрологический интернат. // Российская газета. 2005. 11 февраля. N 3697.

16Малиновский А.А.  Вопросы квалификации злоупотреблений правом. // Юрист, N 2, 2002.

17Никулинская Н.Ф. Европейские стандарты осуществления недобровольной госпитализации в психиатрический стационар и российское законодательство. // Юридическая психология, 2007, N 2.

18 Абрамян С.К. Судебный механизм защиты конституционных прав граждан, страдающих психическими расстройствами. // Общество и право, 2011, N 1.

427

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro