ГПК РФ в вопросах и ответах: Представительство в суде

4 Декабря 2012 г.

 Потапенко Николай Сергеевич 

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СУДЕ 

Что понимается под судебным представительством в гражданском судопроизводстве и какими нормами права оно регулируется?

Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

На уровне отраслевого законодательства представительство в судах общей юрисдикции регулируется гл. 5 ГПК, гл. 10 ГК и Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63‑ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 23 июля 2008 г.)[1].

В соответствии со ст. 48 ГПК гражданин вправе вести свои дела лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя. Дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Исходя из этого судебное представительство можно определить как выполнение в гражданском судопроизводстве процессуальных действий одним лицом от имени и в интересах другого лица в целях получения наиболее благоприятного решения.

В современных условиях значение судебного представительства существенно возросло в связи с переходом к состязательной модели гражданского процесса и снятием с суда обязанностей по доказыванию. В условиях действия принципа диспозитивности и процессуальной обязанности сторон доказать обоснованность своих требований и возражений им все чаще требуется помощь квалифицированных юристов.

Кто и на каких основаниях может быть представителем физического лица в гражданском деле?

Из содержания ст. 49 ГПК следует, что участвующие в деле лица вправе выбрать своими судебными представителями только тех граждан, которые обладают гражданской процессуальной дееспособностью, тесно связанной с дееспособностью по гражданскому законодательству. В целях реализации гарантированного ст. 48 Конституции права на квалифицированную юридическую помощь лицо, участвующее в деле, вправе обратиться к любому дееспособному гражданину, обладающему необходимыми и достаточными юридическими знаниями и навыками для оказания квалифицированной юридической помощи, независимо от того, осуществляет он такую деятельность на профессиональной основе или нет.

Если лицо, участвующее в деле, поручает ведение дела в суде адвокату, то в этом случае помимо общих правил о судебном представительстве необходимо учитывать положения Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63‑ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 23 июля 2008 г.). В силу подп. 2 п. 4 ст. 6 указанного Федерального закона не могут быть представителями в суде адвокаты, когда для их участия в процессе имеются следующие препятствия: если адвокат имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица; если адвокат участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица; если адвокат состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица; если адвокат оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Вправе ли общественные объединения потребителей обращаться в суд в защиту прав и законных интересов конкретного гражданина-потребителя?

Частью 1 ст. 46 ГПК установлено, что в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

В соответствии с абз. 8 п. 2 ст. 45 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»[2] общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).

Согласно абз. 4 п. 6 постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (в ред. от 29 июня 2010 г.)[3] в соответствии с ч. 1 ст. 46 ГПК и Законом РФ «О защите прав потребителей» право на предъявление исков к изготовителям (исполнителям, продавцам, уполномоченной изготовителем (продавцом) организации или уполномоченному изготовителем (продавцом) индивидуальному предпринимателю, импортеру) предоставлено общественным объединениям потребителей (их ассоциациям, союзам) в защиту прав и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей), неопределенного круга потребителей. Таким образом, Закон предоставляет право общественным объединениям потребителей обращаться в суд с заявлениями в защиту не только группы потребителей или неопределенного круга потребителей, но и отдельных потребителей. В силу ч. 1 ст. 46 ГПК обращение общественного объединения потребителей в суд с заявлением в защиту отдельных потребителей осуществляется по просьбе самих потребителей. При этом специального оформления полномочий общественного объединения доверенностью, выданной потребителями на обращение в суд, не требуется[4].

Вместе с тем судам следует иметь в виду следующее: исходя из ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребителей», в защиту неопределенного круга потребителей могут быть заявлены лишь требования неимущественного характера (т.е. не связанные со взысканием каких-либо сумм), целью которых является признание действий продавца (исполнителя, изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении всех потребителей (как уже заключивших договор, так и только имеющих намерение заключить договор с данным хозяйствующим субъектом) и прекращение таких действий (п. 6.1 постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. № 7).

Как должны быть оформлены полномочия представителя?

Полномочия представителя должны быть надлежащим образом оформлены. При этом должны быть соблюдены правила ст. 53 ГПК. Доверенности, выдаваемые гражданами, могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо организацией, в которой работает или учится доверитель, товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным или иным специализированным потребительским кооперативом, осуществляющим управление многоквартирным домом, управляющей организацией по месту жительства доверителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находится доверитель, а также стационарного лечебного учреждения, в котором доверитель находится на излечении, командиром (начальником) соответствующих воинских части, соединения, учреждения, военно-учебного заведения, если доверенности выдаются военнослужащими, работниками этих части, соединения, учреждения, военно-учебного заведения или членами их семей. Доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверяются начальником соответствующего места лишения свободы.

Полномочия представителя могут быть определены также в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде. Соответствующее ходатайство, сделанное устно, заносится в протокол судебного заседания, а выраженное в письменном заявлении — приобщается к материалам дела.

Должно ли быть подтверждено доверенностью полномочие лица на право подачи в суд искового заявления или жалобы, если подаваемые им документы подписаны другим лицом? Влечет ли за собой отсутствие такой доверенности принятие судьей решения о возвращении искового заявления на основании п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК и об оставлении жалобы без движения в соответствии с ч. 1 ст. 341 ГПК?

Согласно абз. 4 ст. 132 ГПК к исковому заявлению прилагается доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца.

В соответствии с ч. 3 ст. 339 ГПК кассационная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем, кассационное представление — прокурором. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие.

По общему правилу, возникновение гражданского процесса (возбуждение гражданского дела) возможно только по заявлению заинтересованного лица, т.е. лица, обратившегося в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

Законодательно данное правило закреплено в ст. 46 Конституции и в ст. 9 ГК, в силу которых реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависит от собственного усмотрения гражданина и организации.

Таким образом, воля лица, обращающегося в суд за защитой своих прав, должна быть ясно выражена и подтверждена документально.

Учитывая это, можно сделать вывод о том, что любое процессуальное действие лица, совершаемое им от имени другого лица, должно быть подтверждено представляемым лицом.

В силу п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК судья возвращает исковое заявление в случае если оно не подписано или подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Согласно ч. 1 ст. 341 ГПК при подаче кассационных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным ст. 339, 340 ГПК, судья выносит определение, на основании которого оставляет жалобу без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, срок для исправления недостатков.

Следовательно, в случае если исковое заявление (жалоба) подписано одним лицом, а предъявлено в суд другим лицом — его представителем, последний должен предъявить доверенность, в которой указаны его полномочия на подачу искового заявления (жалобы) в суд.

Отсутствие такой доверенности является основанием для принятия судьей решения о возвращении искового заявления в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК или об оставлении жалобы без движения согласно ч. 1 ст. 341 ГПК.

Применимо ли положение п. 4 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63‑ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в части, не допускающей лиц, не являющихся адвокатами и не состоящих в штате организации, к осуществлению защиты интересов организации в гражданском судопроизводстве?

Часть 1 ст. 19 Конституции провозгласила равенство всех перед законом и судом. Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Данные конституционные принципы предполагают наличие одинакового объема процессуальных прав субъектов гражданских правоотношений, в том числе и по вопросу о выборе представителей, независимо от статуса этих субъектов.

Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63‑ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 23 июля 2008 г.) не содержит изложенных ограничений в отношении физических лиц, устанавливая их только для организаций, что противоречит приведенному выше положению Конституции.

Часть 2 ст. 48 ГПК предоставляет организациям право свободного выбора своих представителей для участия от их имени в гражданском судопроизводстве, не связывая возможность реализации этими субъектами данного права необходимостью заключать соответствующие договоры на оказание юридической помощи лишь с лицами, осуществляющими такую деятельность только на профессиональной основе (адвокатами).

Разрешая вопрос о допуске лица в качестве представителя организации к участию в конкретном гражданском деле, суды общей юрисдикции должны руководствоваться указанным выше правилом ГПК как нормой, в полной мере соответствующей приведенным выше положениям Конституции.

Вправе ли адвокат, не имеющий допуска к государственной тайне, представлять интересы стороны по гражданскому делу, связанному с государственной тайной?

Да, вправе. Согласно определению Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. № 314-О по жалобе гражданина Романова Юрия Петровича на нарушение его конституционных прав ст. 21, 21.1 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне»[5] адвокат не может быть отстранен от участия в рассмотрении дела в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне. Ниже приводится названное определение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ

от 10 ноября 2002 г. № 314-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М. В. Баглая, судей Н. С. Бондаря, Н. В. Витрука, Г. А. Гаджиева, Л. М. Жарковой, Г. А. Жилина, В. Д. Зорькина, С. М. Казанцева, А. Л. Кононова, В. О. Лучина, Ю. Д. Рудкина, Н. В. Селезнева, А. Я. Сливы, В. Г. Стрекозова, О. И. Тиунова, О. С. Хохряковой, Б. С. Эбзеева, В. Г. Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г. А. Жилина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина Ю. П. Романова,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю. П. Романов оспаривает конституционность статей 21 и 21.1 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», на основании которых Иркутский областной суд при рассмотрении иска Ю. П. Романова к ОАО «Иркутское авиационное производственное объединение» отказал в удовлетворении ходатайства истца о допуске к участию в деле его представителя — адвоката В. И. Голикова.

Согласно статье 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» (в редакции от 6 октября 1997 г.) допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке по решению руководителя органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации после проведения соответствующих проверочных мероприятий. Из этого общего правила статьи 21.1 того же Закона предусмотрено исключение для отдельных категорий должностных лиц и граждан, в частности для адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, — они допускаются к указанным сведениям без проведения проверочных мероприятий, предусмотренных статьей 21.

По мнению заявителя, названными нормами нарушается статья 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующая право на квалифицированную юридическую помощь, а также статья 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2. Оспариваемая Ю. П. Романовым норма, послужившая основанием отстранения выбранного им представителя (адвоката) от участия в рассмотрении дела судом общей юрисдикции, уже была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В сохраняющем свою силу Постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений статьи 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (статья 48 Конституции Российской Федерации); зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит также принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Приведенная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации применительно к нормативным положениям, регулирующим процедуру уголовного судопроизводства, однако в силу универсальности права каждого на квалифицированную юридическую помощь (статья 48, часть 1 Конституции Российской Федерации) и принципов состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3 Конституции Российской Федерации) она может быть распространена на все другие виды судопроизводства, а значит, и на производство в судах общей юрисдикции по гражданским делам.

3. Порядок гражданского судопроизводства в судах общей юрисдикции в соответствии со статьей 1 ГПК РСФСР (в редакции от 7 августа 2000 г.) определяется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», названным Кодексом и другими федеральными законами. Глава 5 ГПК РСФСР, устанавливающая основания для отказа представителю в участии в судебном заседании, не предусматривает в качестве такового отсутствие у адвоката допуска к государственной тайне при рассмотрении судом соответствующей категории дел.

Статьи 43 и 44 ГПК РСФСР, предусматривающие возможность участия адвоката как представителя стороны в рассмотрении судами общей юрисдикции гражданских дел, конкретизируют применительно к процедуре гражданского судопроизводства положения статьи 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Отстранение судом общей юрисдикции на основании оспариваемых норм адвоката, являющегося представителем истца, от участия в судебном заседании по мотивам отсутствия у него допуска к государственной тайне лишает истца возможности реализовать названное конституционное право в процедуре гражданского судопроизводства, которое должно осуществляться на основе принципов состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации).

4. Согласно части второй статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, содержащих такие же положения, какие были предметом обращения; положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Следовательно, положения статей 21 и 21.1 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами в качестве основания для отстранения адвоката, являющегося представителем истца, от участия в рассмотрении дела судом общей юрисдикции в процедуре гражданского судопроизводства в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне.

Вместе с тем суд общей юрисдикции в целях обеспечения режима секретности при рассмотрении гражданских дел, связанных с государственной тайной, вправе применить иные средства и способы, предусмотренные законодательством, — проведение закрытого судебного заседания (статья 9 ГПК РСФСР), а также предупреждение участников процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, привлечение этих лиц к уголовной ответственности в случае ее разглашения.

Кроме того, сохранность государственной тайны при рассмотрении дел с участием адвоката в качестве представителя в гражданском процессе обеспечивается нормами Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которыми предусматривается обязанность адвоката хранить профессиональную тайну (статья 8). На такую возможность указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 марта 1996 г. применительно к обеспечению государственной тайны в уголовном судопроизводстве.

Что касается поставленного Ю. П. Романовым вопроса об урегулировании процедуры допуска представителя (адвоката) стороны к участию в гражданском процессе, связанном с государственной тайной, то его разрешение является прерогативой законодателя и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 71, частями первой и второй статьи 79, частями второй и четвертой статьи 87 и статьей 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Признать жалобу гражданина Романова Юрия Петровича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного в ней вопроса не требуется вынесение предусмотренного ст. 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления в связи с тем, что по этому вопросу Конституционным Судом Российской Федерации ранее вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

2. Статьи 21 и 21.1 Закона РФ «О государственной тайне» не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами в качестве основания для отстранения адвоката, являющегося представителем истца, от участия в рассмотрении дела судом общей юрисдикции в процедуре гражданского судопроизводства в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне.

3. В случае если гражданин Ю. П. Романов будет ходатайствовать о пересмотре решений Иркутского областного суда, вынесенных по его иску к ОАО «Иркутское авиационное производственное объединение», соответствующее заявление должно быть рассмотрено в установленном порядке с учетом правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27.03.1996 по делу о проверке конституционности статьи 21 Закона РФ «О государственной тайне» и настоящем Определении.

4. Определение по данной жалобе окончательно, не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации», «Российской газете» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Вправе ли судья, пребывающий в отставке, быть представителем в суде?

В соответствии с п. 4, подп. 6 п. 3 ст. 3 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1  «О статусе судей в Российской Федерации»[6] судья, пребывающий в отставке, не вправе быть поверенным или представителем (кроме случаев законного представительства) по делам физических или юридических лиц.

Каковы особенности процессуального положения представителя стороны, участвующего в деле в ее отсутствие?

Как указано в п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»[7], при вынесении решения судам необходимо иметь в виду, что право признания обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, принадлежит и представителю стороны, участвующему в деле в ее отсутствие, если это не влечет за собой полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, полного или частичного признания иска, поскольку ст. 54 ГПК, определяющая полномочия представителя, не требует, чтобы указанное право было специально оговорено в доверенности.

Суд не вправе при вынесении решения принять признание иска или признание обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, совершенные адвокатом, назначенным судом в качестве представителя ответчика на основании ст. 50 ГПК, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании ст. 50 ГПК, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

Возмещаются ли расходы по оплате помощи представителя по гражданским делам неискового производства?

Согласно ст. 100 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах (аналогичная норма содержалась в ст. 91 ГПК РСФСР).

Поскольку указанные статьи находятся в разд. «Общие положения» Кодексов, где содержатся нормы с общим уровнем действия и применяемые при рассмотрении и разрешении гражданских дел всех видов судопроизводства и, как правило, на всех стадиях процесса, они должны применяться и при рассмотрении дел неискового производства.

Возможно ли участие представителя вместо кандидата в усыновители при рассмотрении судом дел об усыновлении детей иностранными гражданами?

Часть 3 ст. 126.1 СК устанавливает, что обязательное личное участие лиц (лица), желающих усыновить ребенка, в процессе усыновления не лишает их права иметь одновременно своего представителя. В ст. 273 ГПК предусмотрено, что заявление об усыновлении рассматривается в закрытом судебном заседании с обязательным участием усыновителей (усыновителя). В п. 20 Правил ведения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществления контроля за его формированием и использованием, утвержденных постановлением Правительства РФ от 4 апреля 2002 г. № 217[8], указано, что иностранный гражданин лично предъявляет соответствующие документы.

В соответствии с п. 25 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275[9], представлять интересы иностранных граждан или лиц без гражданства в целях подбора и передачи детей на усыновление, а также осуществлять иную некоммерческую деятельность по защите их прав на территории РФ может специально уполномоченный иностранным государством орган или организация по усыновлению детей через свои представительства, открываемые в установленном порядке в Российской Федерации. При этом ст. 49 ГПК предусматривает, что представителями в суде могут быть любые дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 51 ГПК.

Статья 1 ГПК устанавливает, что порядок гражданского судопроизводства определяется указанным Кодексом и принимаемыми в соответствии с ним другими федеральными законами. Постановление Правительства РФ не может ограничивать право лица, обращающегося с заявлением об усыновлении, иметь в суде представителя, предусмотренное ГПК.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что участие представителя в процессе усыновления возможно только вместе с заявителем, а не вместо него. При этом представление интересов иностранного гражданина в судебном заседании об усыновлении может осуществлять любое лицо, а не только специально уполномоченный иностранным государством орган или организация по усыновлению детей через свои представительства, открываемые в установленном порядке в Российской Федерации.

Кто представляет в судах интересы Правительства РФ?

Пунктами 115, 118—120 Регламента Правительства РФ, утвержденного постановлением Правительства РФ от 1 июня 2004 г. № 260[10], установлено, что для представления позиции Правительства в Конституционном Суде РФ, ВС РФ и ВАС РФ Правительство из числа лиц, имеющих ученую степень по юридической специальности, назначает полномочного представителя Правительства в Конституционном Суде РФ, ВС РФ и ВАС РФ, действующего от имени Правительства без доверенности. Полномочный представитель координирует деятельность иных представителей Правительства, представляющих интересы Правительства в указанных судах в соответствии с Регламентом.

В случае предъявления в суд общей юрисдикции и в арбитражный суд (кроме ВС РФ и ВАС РФ) исковых или иных требований к Правительству представление интересов Правительства в суде осуществляют без дополнительного поручения федеральные министерства, иные федеральные органы исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент РФ или Правительство, на основании направленных им Аппаратом Правительства документов, поступивших в Правительство, а также сотрудники Аппарата Правительства по доверенности.

В случае предъявления в суд общей юрисдикции или в арбитражный суд исковых или иных требований к Аппарату Правительства представление интересов Аппарата Правительства в суде (кроме ВС РФ и ВАС РФ) осуществляют сотрудники Аппарата Правительства.

В случае обращения Правительства в суд для разрешения возникшего спора распоряжением Правительства либо поручением Председателя Правительства или заместителя Председателя Правительства соответствующим федеральным органам исполнительной власти или полномочному представителю Правительства в Конституционном Суде РФ, ВС РФ и ВАС РФ (в зависимости от характера заявленных требований) поручается представлять интересы Правительства в суде.

Полномочный представитель Правительства и руководители федеральных органов исполнительной власти, указанных в п. 118 и 119 Регламента, выступают представителями Правительства в соответствующем суде и вправе совершать от имени Правительства все процессуальные действия, в том числе имеют право на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявления об обеспечении иска, на полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение оснований или предмета иска, заключение мирового соглашения по фактическим обстоятельствам, а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта, получение присужденных денежных средств и иного имущества.

Руководители федеральных органов исполнительной власти, указанных в п. 118 и 119 Регламента, могут назначать в соответствии с законодательством РФ представителей Правительства в суде из числа лиц, состоящих в штате этих и подведомственных им органов (центральном аппарате, территориальных и иных органах), либо привлекать адвокатов.

Полномочия указанных лиц определяются в доверенности, которую подписывает руководитель соответствующего федерального органа исполнительной власти.

В каких случаях суд назначает адвоката в качестве представителя?

Согласно ст. 50 ГПК суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Такая норма закреплена в российском гражданском процессуальном законодательстве впервые. При этом законодательно не разрешен вопрос о том, кто, в каком размере и за счет каких средств должен оплачивать труд адвоката, что на практике затрудняет реализацию нового положения процессуального закона.

Европейский Суд по правам человека неоднократно обращался в своих решениях к теме бесплатной юридической помощи, рассматривая ее в контексте ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод[11], которая гласит: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела…». И хотя ч. 3 ст. 6 Конвенции устанавливает гарантии предоставления бесплатного защитника только обвиняемым в уголовных делах, Европейский Суд расширил толкование этой статьи, используя тест «равенства двух рук», т.е. равенства сторон в состязательном процессе.

В деле «Эйри против Ирландии» заявительница обратилась с жалобой на то, что ей было отказано в предоставлении бесплатного защитника по гражданскому делу, когда она добивалась судебного постановления о раздельном проживании с супругом. Бесплатная помощь по делам такого рода в Ирландии не предоставлялась, а у г-жи Эйри не было достаточно средств, чтобы оплатить стоимость судебного процесса. Г-жа Эйри считала, что нарушен п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку она лишена права доступа в суд из-за дороговизны процесса, а также что она подверглась дискриминации (ст. 14 Конвенции), поскольку оказалась лишена судебной защиты, которой могут пользоваться состоятельные люди. Европейский Суд отвел аргумент правительства Ирландии, что заявительница могла предстать перед судом и реализовать свое право на доступ к правосудию без помощи адвоката. «Конвенция направлена на то, — указал Европейский Суд в своем решении, — чтобы гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а права, осуществимые на практике и эффективные… Суду представляется очевидным, что заявитель оказалась бы в невыгодном положении, если бы ее мужа представлял адвокат, а ее нет. Кроме того, по мнению Суда, было бы нереалистично полагать, что заявитель могла эффективно вести свое дело…»[12].

Это решение особо примечательно еще и потому, что до него в Ирландии бесплатная юридическая помощь не представлялась ни по какой категории гражданских дел. После данного решения стало очевидно, что Европейский Суд налагает на национальные государства ответственность за соблюдение принципа равенства при предоставлении юридической помощи в контексте реализации права на доступ к правосудию.

Какими критериями следует руководствоваться при определении размера оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском деле в порядке, предусмотренном ст. 50 ГПК?

В соответствии со ст. 50 ГПК суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Действующим гражданским процессуальным законодательством вопрос оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском судопроизводстве по назначению суда, не урегулирован.

В силу положений ч. 4 ст. 1 и ч. 3 ст. 11 ГПК в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, а также при отсутствии норм права, регулирующих спорное отношение, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона).

Поскольку нормы, регулирующие порядок и размер оплаты труда адвоката, назначаемого в качестве представителя по гражданскому делу в порядке ст. 50 ГПК, отсутствуют, возможно применение норм, регулирующих оплату труда адвоката, назначаемого по уголовным делам.

Согласно ст. 50 УПК в случае, если адвокат участвует в судебном разбирательстве по назначению суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с п. 8 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63‑ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета. Расходы на эти цели учитываются в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в соответствующей целевой статье расходов. Размер и порядок вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, устанавливаются Правительством РФ.

Во исполнение данной статьи Федерального закона Правительством РФ принято постановление от  1 декабря2012 г. №1240 “О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также  расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации”.

 Кто является законным представителем в суде ликвидируемых организаций?

Законное судебное представительство основывается на прямом указании закона об этом и при наличии определенного фактического состава, определяющего основания его возникновения.

В соответствии с п. 3 ст. 62 ГК с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица, в том числе от имени ликвидируемого юридического лица в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии (ч. 2 ст. 48 ГПК).

В рамках конкурсного производства конкурсный управляющий выступает представителем соответствующих юридических лиц, в том числе и в суде (ст. 129 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127‑ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[16]).

Каковы особенности гражданского судопроизводства с участием несовершеннолетних?

В отступление от принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 12 ГПК), согласно ст. 272 ГПК, судья при подготовке дела к судебному разбирательству обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства или по месту нахождения усыновляемого ребенка представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка. Суд при необходимости может затребовать и иные документы.

В силу ст. 37 ГПК несовершеннолетний может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления его полностью дееспособным (эмансипации). Права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних. В предусмотренных федеральным законом случаях по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоотношений, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы.

Например, не исключается возможность обращения ребенка, достигшего 14 лет, с иском к родителям об исполнении родительских обязанностей, установлении отцовства и др. (ст. 56, 62 СК).

Обязательное условие состоит в необходимости выяснить мнение достигшего 10 лет ребенка по делам, связанным с изменением фамилии ребенка, о восстановлении родителей в родительских правах, об усыновлении, отмене усыновления, о передаче его в приемную семью.

Однако суд вправе привлечь к участию в таких делах и законных представителей несовершеннолетних. Права, свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, защищают в процессе их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом. Согласно ст. 46 ГПК в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Заявление в защиту законных интересов несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Заявление о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами суд рассматривает с участием самого несовершеннолетнего, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. В этих случаях заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления.

Допрос свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда — и допрос свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет производится с участием педагогического работника, который вызывается в суд. При необходимости вызываются также родители, усыновители, опекун или попечитель несовершеннолетнего свидетеля. Указанные лица могут с разрешения председательствующего задавать свидетелю вопросы, а также высказывать свое мнение относительно личности свидетеля и содержания данных им показаний. В исключительных случаях, если это необходимо для установления обстоятельств дела, на время допроса несовершеннолетнего свидетеля из зала судебного заседания на основании определения суда может быть удалено то или иное лицо, участвующее в деле, или может быть удален кто-либо из граждан, присутствующих в зале судебного заседания. Лицу, участвующему в деле, после возвращения в этот зал должно быть сообщено содержание показаний несовершеннолетнего свидетеля и должна быть предоставлена возможность задать свидетелю вопросы. Свидетель, не достигший 16 лет, по окончании его допроса удаляется из зала судебного заседания, за исключением случая, если суд признает необходимым присутствие этого свидетеля в зале судебного заседания.

Вправе ли адвокат при наличии ордера совершать действия, предусмотренные ст. 54 ГПК?

Часть 5 ст. 53 ГПК устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Отдельные полномочия, перечисленные в ст. 54 ГПК, могут быть осуществлены представителем только в случае непосредственного указания их в доверенности, выданной представляемым лицом.

Следовательно, адвокат для совершения процессуальных действий, предусмотренных ст. 54 ГПК, от имени представляемого им лица должен быть уполномочен на это доверенностью.

Вправе ли суд удовлетворить иск на основании признания представителем ответчика обстоятельств дела, положенных истцом в обоснование иска?

В соответствии со ст. 48 и 53 ГПК граждане и организации вправе вести свои дела в суде лично или через представителей, полномочия которых должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Специального указания в доверенности о праве представителя на признание им обстоятельств дела ст. 54 ГПК не требует.

Признание стороной (ее представителем) обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств; признание заносится в протокол судебного заседания (ч. 2 ст. 68 ГПК).

Поскольку признание обстоятельств, являющихся видом объяснений сторон, на основании ч. 1 ст. 55 ГПК выступает одним из средств судебного доказывания, суд решает вопрос о его относимости и допустимости по правилам ст. 67 ГПК и оценивает данное признание в совокупности и взаимосвязи с другими доказательствами.

Таким образом, суд вправе удовлетворить иск на основании признания представителем ответчика обстоятельств дела, положенных истцом в обоснование иска, если  этого признания достаточно для вынесения судебного решения.

Каковы особенности представительства по назначению суда в гражданском судопроизводстве?

В силу ст. 50 ГПК суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Сегодня вполне определенно можно выделить лишь два случая для назначения представителя судом в гражданском судопроизводстве:

1) по делам искового производства в случае неизвестности места жительства ответчика;

2) по отдельным делам особого производства при наличии обстоятельств, вызывающих сомнение в психическом здоровье лица. Имеются ввиду дела по жалобам (заявлениям) лиц в связи с оказанием им психиатрической помощи; о принудительной госпитализации в психиатрический стационар; о признании лица, страдающего психическим заболеванием, недееспособным.[17]

Кроме этого, как справедливо отмечается в литературе,[18]  назначение представителя судом может иметь место в соответствии со ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”[19], и даже, более того, по любому делу, если необходимо обеспечить стороне квалифицированную юридическую помощь и реальное действие принципа состязательности в случае отсутствия у стороны средств на оплату услуг адвоката. Обоснованием этого является как ст. 48 Конституции Российской Федерации, так и Закон об адвокатской деятельности, а также возможность применения судом аналогии закона (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ). Исходя из этого, формулировка ст. 50 ГПК РФ позволяет толковать рассматриваемую норму как в узком, и в широком смыслах.

Для определения места представительства по назначению суда в классификации судебного представительства важное значение имеет основание его возникновения. Правовым основанием, влекущим возникновение правоотношения представительства по назначению суда, является мотивированное определение суда о назначении представителя.

Вправе ли иностранный адвокат  быть представителем в российском суде в гражданском судопроизводстве?

В ст. 51 ГПК РФ указаны лица, которые не могут быть представителями в суде. Это судьи, следователи, прокуроры, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей.

Как видно, среди этих лиц иностранные адвокаты не указаны.

В ст. 50 ГПК РФ, посвященной представителям, назначаемым судом, говорится о том, что «суд назначает адвоката в качестве представителя», но никак не оговаривается, что им не может быть иностранный адвокат.

Однако приведенные нормы отнюдь не свидетельствуют о том, что иностранные адвокаты могут быть представителями в российском суде в гражданском судопроизводстве.

Верховный суд РФ в обзоре судебной практики за первое полугодие 2014 г., опубликованном на сайте суда[20], дал разъяснения о статусе иностранных адвокатов в российских судах. В соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»[21] адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации только по вопросам права данного иностранного государства, если они были зарегистрированы федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре.

Таким образом, если  иностранный адвокат захочет на территории России оказывать юридическую помощь по российскому праву, то он должен получить статус российского адвоката на общих основаниях.  В таком случае он будет считаться российским адвокатом и вышеуказанные ограничения не будут на него распространяться. Соответственно не будет ограничений быть представителем в российском суде в гражданском судопроизводстве.

Кто должен подписать доверенность на судебное представительство, если органами юридического лица являются два директора?
 
-- В соответствии с п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени (пункт 1 статьи 182) в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом. Учредительным документом может быть предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга. Сведения об этом подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.
Из смысла п.1 ст. 182 ГК РФ прямо следует, что органы юридического лица являются его представителями. Очевидно это относится и к судебному представительству. Поэтому, например, если два директора, по выписке из реестра, действуют независимо друг от друга, то любой из низ них вправе представлять юридическое лицо в суде или передоверить свои полномочия в этой части иному лицу. Если же директора должны действовать совместно, то доверенность третьему лицу на судебное представительство должна быть быть подписана этими двумя директорами совместно.
Представляется, что наличие нескольких субъектов, имеющих полномочия выступать от имени юридического лица, является вполне позитивным, поскольку снижает риски злоупотребления полномочиями каждым из них. Такой подход давно используется в европейских странах, например, в Германии.

Может ли быть судебным представителем в гражданском судопроизводстве не только физическое, но и юридическое лицо?

Да, может.

На сайте ВС РФ размещено весьма интересное кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, которая 27 сентября 2016 г.  рассмотрела дело по иску Медведева А.С. к САО «ВСК» о возмещении ущерба, причинённого дорожно-транспортным происшествием, по кассационной жалобе Медведева А.С. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 19 января 2016 г.

Дело это интересно не с точки зрения проблем судебного правоприменения закона об ОСАГО, а с точки зрения трактовки Верховным Судом РФ института судебного представительства в гражданском судопроизводстве.

Медведев. А.С. обратился с названными исковыми требованиями к САО «ВСК», просил суд взыскать в его пользу невыплаченное страховое возмещение, штраф, предусмотренный ч. 3 ст. 16 Федерального закона «Об ОСАГО», неустойки, денежные сумму в счёт возмещения убытков, компенсации морального вреда и судебных расходов. Заочным решением Гагаринского районного суда Смоленской области от 5 октября 2015 г., исковые требования удовлетворены частично. Не согласившись с решением суда первой инстанции, Медведев А.С, действуя через своего представителя, подал апелляционную жалобу. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 19 января 2016 г. апелляционная жалоба Медведева А.С. возвращена без рассмотрения по существу на основании п. 4 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшегося по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 19 января 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ. от 29 августа 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

 Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу, что имеются основания, предусмотренные ст. 387

Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

Как указано в кассационном определении ВС РФ, возвращая апелляционную жалобу, подписанную Комаровым А.С, действующим в интересах Медведева А.С. по доверенности, выданной ООО «Юрколеггия», суд апелляционной инстанции указал, что представителями в суде по смыслу ст. 49 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут быть только физические лица, а потому жалоба, подписанная представителем от имени юридического лица, которому выдана доверенность на представление интересов Медведева А.С, не соответствует требованиям ст. 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 Однако, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации посчитала, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие. Как предусмотрено ст. 49 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представителями в суде могут быть дееспособные  лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела. Таким образом, положения ст. 49 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержат указания на то, что представителем в суде может являться только физическое лицо. Данная норма права предусматривает, что лицо, представляющее интересы в суде, должно быть дееспособным и его полномочия должны быть оформлены надлежащим образом. Дееспособность юридического лица (способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их) возникает одновременно с его правоспособностью. В соответствии с п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении. Часть 1 ст. 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также наделяет организации гражданской процессуальной дееспособностью - способностью своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю. Из общих принципов осуществления гражданского судопроизводства и содержания приведённых норм права следует, что если лицо способно своими действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности от своего имени, то оно способно делать это и от чужого имени (если ему прямо не запрещено быть представителем в силу его должностного положения). Лица, которые не могут быть представителями в суде, указаны в ст. 51 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ими являются судьи, следователи, прокуроры, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей. Данный перечень является исчерпывающим, юридические лица (организации) в нём не указаны. Юридическое лицо, способное своими собственными действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности, не может быть ограничено в выборе: от своего или от чужого имени ему действовать, если оно наделено соответствующими полномочиями, оформленными в предусмотренном законом порядке.

 При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что ООО «Юрколеггия» не может быть представителем в суде, является неверным. Оставляя без рассмотрения по существу апелляционную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда также указала, что данная жалоба подписана Комаровым А.С, действующим на основании доверенности от 6 августа 2014 г., выданной 0 0 0 «Юрколеггия» (л.д. 8), однако из содержания указанной доверенности, а также положений ст. 48, 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что Комаров А.С. при подписании апелляционной жалобы действовал как представитель ООО «Юрколеггия». Согласно ч. 1 ст. 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. В материалах дела (л.д. 7) имеется копия доверенности, выданной Медведевым А.С. 00 0 «Юрколеггия», из которой следует, что последнее уполномочивается совершать от имени Медведева А.С. действия, в том числе, по представлению его интересов в судах Российской Федерации. Для реализации этих полномочий 00 0 «Юрколеггия» оформило доверенность на имя Комарова А.С, уполномочив его совершать от имени общества процессуальные действия.

Таким образом, Комаров А.С, действуя от имени ООО «Юрколеггия» на основании выданной обществом доверенности, был наделён правом представлять интересы Медведева А.С в суде и подписывать апелляционную жалобу, в связи с чем у суда не имелось оснований для возвращения данной апелляционной жалобы без рассмотрения по существу.

 Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 19 января 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело с апелляционной жалобой Медведева А.С. - направлению на апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Смоленского областного суда. 



[1] СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102; 2003. № 44. Ст. 4262; 2004. № 35. Ст. 3607; № 52 (ч. 1). Ст. 5267; 2007. № 31. Ст. 4011; № 50. Ст. 6233.

 

[2] Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст. 766; СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 1999. № 51. Ст. 6287; 2002. № 1. Ст. 2; 2004. № 35. Ст. 3607; № 45. Ст. 4377; № 52 (ч. 1). Ст. 5275; 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3439; № 43. Ст. 4412; № 48. Ст. 4943; 2007. № 44. Ст. 5282; 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3616; 2009. № 23. Ст. 2776; 2009. № 48. Ст. 5711.

 

[3] РГ. 1994. № 230; БВС РФ. 1997. № 1, 3; 2001. № 2; 2007. № 5; 2010. № 9.

 

[4] Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2006 г., утв. постановлением Президиума ВС РФ от 7 и 14 июня 2006 г. // БВС РФ. 2006. № 9.

 

[5] СЗ РФ. 2003. № 6. Ст. 549.

 

[6] Ведомости РФ. 1992. № 30. Ст. 1792; 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6229; 2009. № 39. Ст. 4533.

 

[7] БВС РФ. 2004. № 2.

 

[8] СЗ РФ. 2002. № 15. Ст. 1434.

 

[9] СЗ РФ. 2000. № 15. Ст. 1590.

 

[10] СЗ РФ. 2004. № 23. Ст. 813; 2007. № 32. Ст. 4150; 2009. № 49 (ч. 2). Ст. 5971.

 

[11] СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163; 2004. № 35. Ст. 3607; № 52 (ч. 1). Ст. 5267; 2007. № 31. Ст. 4011.

 

[12] Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. М., 2000. С. 273.

 

[13] СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2925; 2007. № 40. Ст. 4808; 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3641.

 

[14] БНА. 2007. № 45.

 

[15] Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 2008 г., утв. постановлением Президиума ВС РФ от 5 декабря 2008 г. // БВС РФ. 2009. № 2.

 

[16] СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190; 2009. № 1. Ст. 4; № 18 (ч. 1). Ст. 2153.

 

[17] См.:  ст. 304 ГПК РФ; ч. 1 ст. 48ч. 3 ст. 34 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-1 “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913; СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4172.

 

[18] См.: Шакирьянов Р.В. Применение нормы ГПК РФ об участии назначаемых судом адвокатов при рассмотрении гражданских дел // Адвокат. 2006. N 4. С. 47 – 52.

 

[19] Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 23. Ст. 2102; 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3616.

[22] РГ. 5 июня 2002 г. N 100.


26730

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro