Об алгоритме процесса унификации гражданского и арбитражного процессуального законодательства

4 Мая 2015 г. |Блинников Л.А., судья Краснодарского краевого суда
Об алгоритме процесса унификации гражданского и арбитражного процессуального законодательства

Опубликовано: "Судебные ведомости" №1 2015. 

По соглашению с редакцией журнала  "Судебные ведомости"  "Кубанским агентством судебной информации" предоставлена площадка для размещения электронной версии материалов указанного издания. 


О необходимости и целях унификации ныне действующего гражданского и арбитражного процессуального законодательства к настоящему времени сказано достаточно много. Обоснование этого процесса началось примерно со второй половины 90-х годов прошлого столетия и  продолжается по настоящее время1. Мы полагаем, что приводимая при этом аргументация достаточно убедительна, а перспективы унификации – очевидны, по крайней мере, для большинства правоприменителей. Другое дело – проблемы, неизбежно возникающие в  ходе этого процесса, поскольку  наличие цели, без соответствующих  средств и порядка её достижения, превращается в отдаленную,  порой несбыточную, перспективу. Имеющиеся в этой части предложения крайне  малочисленны. Это относится, в первую очередь, к алгоритму правовых  и иных мер, принятие которых необходимо для достижения конечной цели и условиям, делающих процесс унификации возможным в принципе. Именно поэтому мы обращаем свое внимание на эти проблемы.

Алгоритм рассматриваемого процесса включает в себя содержание этапов унификации и их последовательность.

1. Выявление недостатков действующих Гражданского  процессуального и Арбитражного процессуального кодексов Российской Федерации (в дальнейшем – ГПК РФ и АПК РФ) в отдельности с их последующим устранением. Можно сказать, что это  «раздельная» стадия, задачей которой является подготовка достаточно качественного исходного правового материала для последующих этапов. Очевидно,  что всегда имелись  недостатки, как довольно застарелые, так и определяемые современными законодательными новациями, которые могут и должны быть устранены в рамках существующих процессуальных кодексов.  Так, с 2011года, после принятия Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс РФ» от 9 декабря 2012г. № 353 – ФЗ, подавляющая часть (по нашим данным - более 60 %) научных  публикаций и практических дискуссий  было посвящено отдельным спорным  аспектам процедуры апелляции2, а с 2013 г. – выявлению недочетов в правовом и организационно – техническом механизме использования средств видеоконференцсвязи (Федеральный закон от 26 февраля 2013г. № 66 – ФЗ ). Понятно, что указанные новации должны органично вписаться в уже существующие и прошедшие проверку временем правовые процедуры – с одной стороны и подсказать пути их совершенствования – с другой.

На этой стадии возникает еще один аспект деликатного, скажем так, свойства. Речь идет о надуманности некоторых проблем, восприятии их определенной частью научного сообщества в качестве недостатков. Приведем здесь один из наиболее показательных, на наш взгляд, примеров, состоящих в предложении  вернуться к прежней процессуальной регламентации и «уровнять в правах» апелляционные и частные апелляционные жалобы в плане порядка и сроков их обжалования. Обосновывается это заботой о защите прав сторон, участвующих в деле, не вникая в сущность законодательных новаций3.  Однако, при этом не учитываются различия в характере и содержании указанных гражданских процессуальных институтов. Рассмотрение частной апелляционной жалобы  не связано с   исследованием возможных новых доказательств, что принципиально важно. А другую сторону никто не лишает права на принесение своего возражения на эту жалобу. В таких условиях сокращенные сроки обжалования  (15 дней) и рассмотрение её в отсутствии сторон  не может ущемлять их права, а вот более оперативное разрешение всего дела гарантированно. Кроме этого, установленный порядок является эффективной превентивной мерой, направленной на искоренение негативной практики затягивания процесса заинтересованной  стороной.

В области арбитражного процесса наиболее показательным   примером  «внутреннего» совершенствования может служить неопределенная, часто меняющаяся позиция законодателя в отношении установления подведомственности арбитражных судов при рассмотрении экономических споров, возникающих из административных и публичных правоотношений (ст.29 АПК РФ). В течение трех лет (2010 – 2013г.) подведомственность фактически определялась по трем различным   вариантам (учитывая существовавший до 2010г.)4, что недопустимо. Итоговый вариант, ставящий подведомственность арбитражного суда в зависимость от специальных на то указаний в текущем законодательстве (ФЗ от 7 июня 2013г. № 126 – ФЗ), вообще следует признать ошибочным. Такой подход противоречит утвердившимся канонам определения подведомственности (по характеру рассматриваемых споров и субъектному составу) и делает «размытыми» границы  подведомственности в отношениях с общими судами. Тем не менее, устранение допущенной ошибки достаточно очевидно: надо использовать удачный опыт  законодательного описания родственной нормы, содержащейся в статье 28 АПК РФ, описывающей подведомственность экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений.

В качестве  проблемы рассматриваемой стадии, заслуживающей отдельного рассмотрения, следует выделить избавление гражданского и арбитражного процессуального законодательства от несвойственных ему сфер правового регулирования. С учетом характера нашего исследования, считаем достаточным обозначить к ней  свое отношение. Речь идет, прежде всего, об очищении  ГПК РФ и АПК РФ  от «чужеродных» процессуальных норм административного характера (подраздел  третий, главы 23 – 26). Давно назрела необходимость в формировании отдельной отрасли права – административного процесса, сведении всех его норм, разбросанных по различным нормативным актам, в один5. Обоснование этому представляется бесспорным, поскольку ч. 2 ст. 118 Конституции РФ в качестве отдельной самостоятельной формы правосудия (наряду с конституционной, гражданской и уголовной), указывает  на административное судопроизводство.

 Понятно, что любое правовое новшество не будет поддерживаться абсолютно всем юридическим сообществом6, именно поэтому даже раздельное совершенствование норм ГПК РФ и АПК РФ должно осуществляться, по нашему убеждению,  в рамках единой правовой политики, условно говоря – единоначалия. Его следует воспринимать как важнейшее и необходимое условие процесса унификации. Плюрализм мнений, безусловно, необходим, но только во время выработки основных положений и целей этой политики. 

Итак, раздельное совершенствование норм гражданского и арбитражного процессуального законодательства в течение времени, требуемого для их последующего сближения, является первоначальным необходимым этапом процесса унификации.

2. Далее следует стадия, наиболее точное название  которой – «сравнительная». Основными её  задачами является выделение:

а) тех различий  правового регулирования, которые не подлежат (не могут подлежать) унификации и, следовательно,  впоследствии должны составить содержание соответствующих разделов единого процессуального кодекса;

б) выделение тех частей положительного опыта регулирования гражданских и арбитражных процессуальных отношений, которыми они могли бы использовать между собой;

в) адаптация вышеуказанного опыта в рамках ГПК РФ и АПК РФ на протяжении необходимого промежутка времени, что сделает последующее их объединение наименее болезненным, и, прежде всего – для правоприменителя. Рассмотрим кратко содержание этих аспектов.

Существование ряда различий гражданского и арбитражного процессов определяются обстоятельствами объективного свойства7. Это отличия в построении звеньев (уровней) судебных систем общих и арбитражных судов, определяемые количеством и характером рассматриваемых ими споров. Между низшими звеньями судов – мировыми судьями и арбитражными судами на уровне субъектов – очень большая правовая «дистанция», что вполне естественно. А суды общей юрисдикции на уровне субъектов являются звеном уже третьего уровня, а не низшего. Эти и иные отличия - объективная правовая реальность, которая  не может не отразиться на порядке рассмотрения дел и мерах по  обеспечению прав лиц (физических, юридических), участвующих в судебных разбирательствах.

Нельзя  обойти вниманием также организационные и финансовые факторы. Наивно предполагать, например, что в ближайшем будущем применительно к мировым судьям могут быть в полной мере реализованы требования о внедрении так называемого электронного процесса и, в принципе, каких – либо новых моделей упрощенного судопроизводства8. Подавляющее  большинство зданий и помещений, в которых работают мировые судьи и районные (городские) суды, далеки от того минимума современных требований, которым они должны отвечать. Тем не менее, это устранимые, в перспективе, недостатки, что позволит в должной степени синхронизировать гражданский и арбитражный процессы.

В следующем аспекте, обмене положительным опытом между двумя  разновидностями судопроизводства, сначала отметим одну важную  исходную предпосылку, которую необходимо использовать в процессе унификации законодательства.

Российское гражданское процессуальное законодательство являет собой образец соблюдения классических правовых позиций и стабильности. С другой стороны, арбитражное процессуальное законодательство, бурно развивающееся последние двадцать два года (с 1992г.), демонстрирует правовой динамизм, адекватное соответствие экономическим переменам,  является примером активного  внедрения законодательных новаций. Объединение этих исходных позитивных начал является важным условием создания максимально эффективного законодательства.

В плане конкретных случаев реализации вышеуказанных возможностей, приведем некоторые примеры. Автору, в силу его профессиональной деятельности, наиболее близок гражданский процесс, но, тем не менее, следует признать, что в ряде случаев действующий АПК РФ более современен и демократичен в плане регламентации процесса судопроизводства.

Например, согласно ч. 2 ст. 20 ГПК вопрос об отводе, заявленному судье, рассматривающему дело единолично, разрешается этим же судьей. Такая правовая ситуация на практике довольно часто порождает случаи обжалования выносимых решений по основанию отказа в удовлетворении таких ходатайств из-за предвзятости (по мнению соответствующей стороны) суда. Аналогичная норма арбитражного судопроизводства относит разрешение данного вопроса к компетенции председателя арбитражного суда или председателя судебного состава (ч.2 ст. 25 АПК РФ).

Более демократично в арбитражном судопроизводстве  с недавнего времени регламентируется и процедура ознакомления с особым мнением судьи (ст. 41 АПК РФ в редакции ФЗ от 27.07.2010 № 228-ФЗ). Аналогичных примеров достаточно много.

Отдельного упоминания заслуживает проблема, связанная с унификацией понятийного аппарата. ГПК РФ, в его изначальной редакции, устанавливал, что суды принимают постановления в форме судебных приказов, решений и определений (ч.1 статьи 13). Следовательно, Президиумы судов должны были выносить судебные акты в форме определений, а не традиционно используемых в таких случаях постановлений.  Далее, Федеральным законом от 28 июля 2004г. №94-ФЗ (в редакции от 4.12.2007г.)  для рассматриваемых случаев использование исторически утвердившегося процессуального документа -  постановления - было возвращено. Однако, в итоге понятие «постановление» стало употребляться и как родовое и как видовое, т.е. в различных смыслах9.  Это неверно не только с формально-логической, но и содержательно – смысловой точек зрения. Для разрешения сложившейся ситуации целесообразно было бы опять обратиться к АПК РФ, статья 15 которого в качестве родового понятия содержит термин «судебные акты», поскольку ни одно видовое понятие нигде не носит это название. Не случайно, большинство авторов (в т.ч. и мы) в своих исследованиях используют именно этот термин.

Имеются примеры  целесообразности и  обратного влияния. Опыт  законодательного регулирования гражданского процесса также может быть успешно  использован  для устранения из АПК РФ  недостатков понятийного характера. Позволим себе высказать небесспорное мнение, но возврат в любом судопроизводстве к различного рода «заседателям» является  уже повтором  исторических ошибок, что подтверждается сорокалетней практикой применения ГПК РСФСР. В данном случае речь идет об арбитражных заседателях, участие которых в арбитражном судопроизводстве предусмотрено ст. 19 АПК РФ и ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов» от 30 мая 2001г. № 70-ФЗ.  Их участие предусмотрено в случаях, когда существует «особая сложность дела, необходимость использования специальных познаний и сфере экономики, финансов и управления» (ст.19 АПК).  Но говорить о заседателях в правовых ситуациях, когда нужны специалисты - это же юридический нонсенс! По мнению многих судей арбитражных судов, в связи с рассмотрением особо сложных дел необходимо расширить перечень случаев их коллегиального рассмотрения самими судьями (ст.17 АПК РФ) требуемой специализации. Использование познаний специалистов, безусловно, также  необходимо арбитражному процессу, но смешивать их статус с судейским – значит нарушать принципиальные основы правосудия в части  статуса лиц,  участвующих в деле. Специалисты  же могут и должны предоставлять свои заключения, как по инициативе сторон, так и по инициативе самого суда. Здесь стоит обратить внимание на опыт применения соответствующей части ГПК РФ (ст.79- 87).

Итак, полезность и необходимость использования взаимного опыта гражданского и арбитражного процессов достаточно очевидна. Мы полагаем, что необходимая в дальнейшем апробация его результатов займет немного времени, порядка  полутора - двух лет.

3. Третья, заключительная стадия будет состоять в выявлении положительных результатов и недостатков в рамках: а)  обсуждения проекта единого процессуального закона, б) анализа   эффективности  после   его принятия и достаточного, с указанной позиции, периода его действия. Полагаем, этот закон мог бы носить название Единого гражданского процессуального кодекса, но это вопрос не принципиальной важности. Естественно, и здесь возникнет необходимость в определенных правовых модификациях, которые, по нашему убеждению, будут относиться, прежде всего, к соотношению общих правил осуществления правосудия и особенностей, определяемых спецификой рассмотрения дел общими и арбитражными судами10. Делать какие – либо прогнозы в этой части сейчас представляется преждевременным. Задача на сегодняшний день – подготовить эффективную правовую базу и обобщить опыт практической деятельности для последующей унификации всего цивилистического процесса.

 

1 См.: Борисова Е.А. Реформирование процессуального законодательства: настоящее и будущее. Арбитражный и гражданский процесс.2011. №4. С. 36-40; Горбуль Ю.А. Вопросы совершенствования законотворчества в Российской федерации // Журнал рос. права. 2004. №6. С. 27 – 34; Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М. 2006; Судебная реформа в прошлом и настоящем. М. Статут. 2007; Яковлев В.Ф. Судебная реформа: итоги и задачи // Экономика. Право. Суд. Проблемы теории и практики. М.2003 и др.

2  Эти проблемы удачно проанализированы по целям и  содержанию  в статье М.А. Филатовой: Перспективы  применения нового апелляционного производства в гражданском процессе (комментарий к главе 39 ГПК РФ) // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. №2.

3 Наиболее ярко такая точка зрения нашла отражение в статье Жилина Г.А. Апелляционная проверка определений в гражданском процессе // СПС «Консультант – Плюс» (публикация 2013г.)

4 См.:  Толпыгина Т. Арбитражный процесс: актуальные вопросы // Финансовая газета. 2012. №3; Консультант-Плюс: Аналитический обзор от 25 июня 2013г.: Федеральный закон от 07.06.2013г. №126-ФЗ «О внесении изменений в статьи 29 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»

5 О проблеме формирования административной юстиции см.: Колоколов Н. Новый шаг к административной юстиции. ЭЖ – Юрист. 2014. №3; Старилов Ю.Н. Административная юстиция: Теория , история, перспективы. Москва. Норма. 2001.

6 См.: В.В. Ярков. Новеллы ГПК РФ: «Новое вино в старые меха» // «Юридическая газета» 2011. №1-2.

7 См: Громошина Н.А. Дифференциация, унификация и упрощение в гражданском судопроизводстве. М. Проспект. 2001; Слепченко Е.В. Гражданское судопроизводство: проблема единства и дифференциации. Спб.2011.

8 См.: Колоколов Н. Глубокая модернизация «советской»   судебной системы // Рос. юстиция.2011. №4; он же: Модернизация судебной системы // ЭЖ-Юрист. 3013. №9

9 В этом мы полностью согласны с позицией  М.К. Треушникова. См.: Взгляд на Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации через призму пятилетней практики // Гражданский процесс: теория и практика. М. 2008. С.345.

10 См: В.В.Ярков Развитие российской судебной системы в ближайшей и отдаленной перспективе (краткие тезисы) // СПС «Консультант-Плюс»

3583

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro