О применении технологии распределенного реестра (блокчейн) в юриспруденции

6 Октября 2018 г.
О применении технологии распределенного реестра (блокчейн)  в юриспруденции

Кубанское агентство судебной информации Pro-Sud-123.ru: Юридический сетевой электронный научный журнал. 2018. № 3 (6).

URL: http://pro-sud-123.ru/journals/2018/03/07_Потапенко_НС.pdf


ISSN: 2542 - 2014   УДК 340                 Потапенко Николай Сергеевич,        

                                                                 кандидат юридических наук, директор

                                                                 АНО «Кубанское агентство судебной

                                                                 информации»

 

О применении технологии распределенного реестра (блокчейн) в юриспруденции

About application of technology of the distributed register (block) in jurisprudence

  © Потапенко Н.С., 2018 г.

Аннотация: статья посвящена возможностям применения в юриспруденции технологии распределенного реестра (блокчейн[1]).

Abstract: the article is devoted to the possibilities of using distributed registry (blockchain) technology in jurisprudence ).

Ключевые слова: технология распределенного реестра (блокчейн), цифровизация экономики, цифровое право.

Tags: the technology of distributed register (blockchain), the digitalization of the economy, the digital right.

 

Сразу отметим, что в российских нормативных актах нет понятия «распределенный реестр» и «блокчейн-технологии». В литературе преимущественно отмечается, что блокчейн  — это распределенный публичный реестр, основанный на современных криптографических алгоритмах, содержащий базу данных обо всех ранее осуществленных операциях, носящий децентрализованный характер, и содержащийся в публичных источниках сети Интернет.   

Это структурированная система с определенными правилами построения цепочек транзакций и доступа к информации, которая исключает кражу данных, мошенничество, нарушение имущественных прав и так далее[2].

Блокчейн (цепочка блоков) — это распределённая база данных, у которой устройства хранения данных не подключены к общему серверу. Эта база данных хранит постоянно растущий список упорядоченных записей, называемых блоками. Каждый блок содержит метку времени и ссылку на предыдущий блок[3].

Блокчейн – это публичный цифровой реестр, в котором каждое действие пользователя видно его контрагентам, а операции нельзя отменить или изменить задним числом[4]. Иными словами, к преимуществам блокчейн технологии относятся как неопровержимость проводящихся сделок, так и прозрачность финансовых потоков[5].

Поскольку сегодня Россия вошла в эпоху цифровой экономики, то очевидна тенденция к сокращению участия человека в процессе принятия решений. Цифровизация экономики несомненно приведет к цифровизации юриспруденции, включая правоприменение, в том числе судебное. Но грозит ли эта тенденция к сокращению потребности в юристах и какое влияние она окажет на развитие юриспруденции в целом? В юридической среде эти вопросы весьма актуальны, особенно для начинающих юристов. Для современных российских юристов назрела необходимость осознать значение технологии блокчейн и возможности ее применения в юриспруденции.

Распоряжением Правительства РФ от 28 июля 2017 года №1632-р утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации», в которой определены цели, задачи, направления и сроки реализации основных мер государственной политики по созданию необходимых условий для развития в России цифровой экономики, в которой данные в цифровом виде являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности. Для управления программой определены пять базовых направлений развития цифровой экономики в России на период до 2024 года. К базовым направлениям отнесены нормативное регулирование, кадры и образование, формирование исследовательских компетенций и технических заделов, информационная инфраструктура и информационная безопасность[6].

Что касается нормативного регулирования цифровой экономикой, то Государственной Думой принят в первом чтении законопроект «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», уточняющий и вводящий новые термины для использования в цифровой экономике. При этом новый закон должен обеспечить судебную защиту цифровых прав. В п. 1 ст. 1411 названного законопроекта дается определение цифрового права – это цифровой код или обозначение: В случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом.

В приведенной норме обратим внимание на слова «…существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы…».

Это один из важнейших признаков технологии блокчейн, взломать которую практически невозможно как раз в силу ее   децентрализации («распределенный реестр») и многократного копирования хранимой пользователями информации. Технологически безопасность в технологии блокчейн обеспечивается через децентрализованный сервер, проставляющий метки времени, и одноранговые сетевые соединения.

Для закрепления признаков децентрализованной информационной системы законодателю придется также внести соответствующие дополнения в Федеральный закон от 27 июня 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Важно также то, что, как отмечается в Пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», закрепление в ГК РФ категории цифрового права позволяет:

- определить ее место в системе объектов гражданских прав (проектная редакция пункта 1 статьи 128 ГК),

- указать, что оборот такого объекта осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему (п.2 новой статьи 1411 ГК),

- описать оборотоспособность объекта (п.3 новой статьи 1411 ГК), в том числе прямо допустить его куплю-продажу (уточнение пункта 4 статьи 454 ГК),

- предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам, совершаемым с этим объектом (пункт 5 новой статьи 1411 ГК).

Наряду с законодательными новеллами, касающимися внедрения блокчейна, обращает на себя внимание, что в Прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов специально отмечено, что «в целях дальнейшей автоматизации процессов осуществления учетно-регистрационных действий ведется работа над пилотным проектом, предусматривающим внедрение технологии блокчейн»[7].

Таким образом, создаются нормативные и организационные условия для появления и развития блокчейн-юриспруденции. В этой связи в юридической литературе на основе анализа современное состояния правового регулирования в сфере цифровых технологий блокчейн и криптовалют, влияния цифровых технологий на изменения в правовом регулировании сферы электронного оборота криптовалют и иных цифровых активов, справедливо отмечается, что оценка такого влияния, выработка правовых механизмов и конструкций для оптимального использования цифровых технологий в системе существующего права в эволюционном режиме «оцифровки» правовых институтов - важнейшая задача юридической науки современности[8].

Не случайно поэтому свои услуги стали предлагать блокчейн – юристы[9]. Их предложения востребованы, поскольку, например, инвестиционные проекты с применением blockchain технологий обладают высокой степенью риска, поэтому очень важно действовать в правовом  поле. Думается, что на юридических факультетах настала пора дать возможность студентам изучать дисциплину, способную предоставить им понимание, как работает блокчейн, как устроены криптовалюты и ICO.

С помощью блокчейн-технологии возможно бороться с мошенничеством, сократить расходы на бумажный документооборот, обеспечить необходимый уровень прозрачности сделок, создавать смарт-контракты на основе блокчейна.

Что касается смарт-контрактов, то на данный момент в России нормативно не закреплено понятие «смарт-контракт» или «умный договор». Нами разделяется мнение Л. Новоселовой о том, что смарт-контракт не является отдельным видом договора, а представляет собой особенную форму оформления и реализации сделок[10].

На сегодняшний день, как на Западе, так и в России реально существует LegalTech, включающий в себя различные технологические решения в юриспруденции, в том числе на основе блокчейн.

С помощью технология блокчейн у органов государственной власти появляется дополнительная возможность снизить уровень злоупотреблений и коррупции, исключить ошибки по причине «человеческого фактора», снизить стоимость документооборота. Кроме того весьма перспективно применение технологии блокчейн для защиты от кибератак.

В России особенно популярны проекты блокчейн-реестров: Росреестр проводит эксперименты с созданием блокчейн-реестров недвижимости, Роспатент намерен использовать технологию для защиты интеллектуальных прав. Специалисты обращают внимание на то, что комбинации проектов в разных сферах могут повышать общую эффективность таких инициатив и упрощать взаимодействие между ведомствами: например, блокчейн-реестр, предназначенный для распределения социальных пособий, может быть автоматически связан с реестром идентификации граждан.

Особо актуально для России создание блокчейн-реестра недвижимости, На этот счет Р.С. Бевзенко в недавно опубликованной статье «Основные направления изменения законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество в связи с внедрением технологии распределенных реестров: взгляд цивилиста» на основе анализа основных проблем в сфере регистрации прав на недвижимость, без решения которых будет невозможен перевод системы регистрации на более прогрессивную технологию блокчейн, приходит к выводу о том, что в результате реализации идей, направленных на усиление значения записи реестра (достоверность, бесповоротность и т.д.), число случаев недостоверности записей должно резко сократиться. Автор, в частности, предлагает создание консорциумного блокчейна для целей регистрации недвижимости. Это означает, что лицами, имеющими право вносить записи в реестр, являются члены некоего сообщества профессионалов, имеющих отношение к сфере недвижимости (Росреестр, кадастровые инженеры, нотариусы, банки, страховые компании, риелторы, МФЦ и пр.)[11]. Нами такой подход разделяется, поскольку публичный и частный виды блокчейна имеют существенные недостатки. При частном блокчейне сохранится монополия Росреестра, а при публичном – невозможно исправление распределенного реестра.

Блокчейн технологии могут облегчить работу законодателям, например, при введении новых правовых терминов в законопроект и их синхронизации с действующим законодательством, в которое также возможно придется внести соответствующие изменения и дополнения.

С помощью технологий блокчейн существенно повышается доступность права для лиц, не имеющих юридического образования. Юриста - человека для консультации здесь вполне может заменить робот.

Кроме того, плюсы блокчейна (прозрачность, неизменяемость задним числом, наличие консенсуса) дают основания внедрять его в сферы с коррупциогенными факторами или в сделки с недоверием их участников.

При этом возможности блокчейн не должны преувеличиваться до утверждений о том, что эти технологии чуть ли не полностью заменят юристов. Так, например, Сбербанк еще в 2017 году сократил 450 юристов – вместо них иски в суд готовит, как выразился Герман Греф, нейронная сеть[12].

Крис Херд, Blockchainchain советник, пишет, что когда адвокаты больше не нужны, чтобы быть арбитрами контрактов, огромная цепь их уничтожается в одночасье. Блокчейн обладает потенциалом, чтобы удалить эту потребность в одночасье. Смарт-контракты заменят традиционные документы повсеместно и почти мгновенно, где блок-цепочка передает платеж, когда будут выполнены соответствующие условия[13]. Технологические возможности внедрения смарт-контрактов связаны, в том числе, со скоростью проникновения в нашу повседневную жизнь технологии блокчейн. Действительно в ряде случаев технология блокчейн выполняет функции нотариуса, фиксирующего наступление юридически значимого факта – основания для платежа за товар.

В конечном счете, нельзя не согласиться с тем, что если квалификация юриста достаточна лишь для составления искового заявления из готовых блоков, то такого юриста даже в целях экономии следует заменить компьютерной программой. Но там, где должен работать юрист, знающий не только букву закона, но и понимающий его дух, такая замена на данном этапе развития компьютерных технологий невозможна. Для таких юристов платформы для создания "умных контрактов" являются всего лишь инструментом, повышающим эффективность юридической помощи работодателю.

Думается, что совершенно прав В.С. Нерсесянц, утверждавший, что юриста от неюриста отличает – прежде всего и в конечном счете – понимание права, проникновение в существо и дух права, а не знание тех или иных законодательных актов[14].

Кроме того работа юриста заключается не только в подготовке контрактов, право оживает, когда возникает реальное правоотношение, в том числе, связанное с судебным спором. Здесь не обойтись без использования различных видов толкования права, его принципов, использования аналогии права. Если робот – юрист способен предложить вариант законного судебного решения, то с такой категорией как справедливость робот едва ли справится, поскольку она доступна лишь человеку как единственному носителю морально-нравственных качеств.

Нетрудно предвидеть возражения, касающиеся справедливости, коллеги – юристы сразу отметят, что требование справедливости наряду с законностью и обоснованностью относится только к судебному приговору, а судебные решения в гражданском и арбитражном процессе, а также в административном судопроизводстве должны быть только законными и обоснованными.

Можно также услышать, что робота – юриста можно обучить справедливости, но что будет ее мерилом. Если у людей разные субъективные подходы к справедливости, то и роботов в этой части придется дифференцировать. Поэтому думается, что роботов – юристов никак нельзя допускать в уголовное судопроизводство в качестве судей даже по самым несложным делам, поскольку справедливость там является обязательным требованием закона.

Что же касается смарт-контрактов, то например, в Австралии скоро заработает «Австралийский национальный блокчейн» (ANB) — платформа, призванная помогать местным компаниям обмениваться данными и подтверждать аутентичность и статус юридических договоров посредством смарт-контрактов. Цель состоит в создании первой в Австралии межотраслевой широкомасштабной цифровой платформы, которая будет доступна всем компаниям страны. ANB поможет коммерсантам управлять жизненным циклом контрактов с помощью цифровых технологий открытым, ясным и прозрачным образом. Речь идёт о помощи компаниям в процессе переговоров и подписания соглашений, а также о возобновлении контрактов по истечении срока действия. Кроме того, платформа позволит организациям использовать смарт-контракты для запуска определённых событий или процессов[15].

Поскольку в России набирают ход аналогичные процессы, основанные на задаче цифровизации экономики, то можно смело утверждать, что в нашей стране технология блокчейн уже в ближайшее время будет широко востребована в юриспруденции.

 

Список цитируемой литературы

1.     Бевзенко Р.С. Основные направления изменения законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество в связи с внедрением технологии распределенных реестров: взгляд цивилиста // Закон. 2018. N 2. С. 127-133.

2.     Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов. Под ред. В.С. Нерсесянца. М.: Издат. Группа ИНФРА М-НОРМА, 1996.

3.     Карцхия А. Оцифрованное право: виртуальность в законе // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2018. № 2. С. 5-20.

4.     Новоселова Л. «Токенизация» объектов гражданского права //Хозяйство и право. 2017. №12. С.29-44.

 




[1] Блокчейн — это технологическая основа Биткойна и других криптовалют, но этот аспект блокчейна в данной статье не рассматривается.

 [2] См., например, Минакова О. Как Blockchain изменит юридическую практику? [Электронный ресурс] // https://zakon.ru/blog/2016/9/29/kak_blockchain_izmenit_yuridicheskuyu_praktiku (дата обращения 26.09.2018).

[3] Что такое блокчейн? Расскажем простыми словами [Электронный ресурс] //

https://coinspot.io/beginners/chto-takoe-blokchejn-rasskazhem-prostymi-slovami/ (дата обращения 20.06.2018).

   [4] Юридическая матрица: когда наступит время блокчейна [Электронный ресурс] //

https://pravo.ru/review/view/141356/?cl=N (дата обращения 20.06.2018).

   [5] Омбудсмен Титов выступил против хаоса в сфере технологии блокчейн [Электронный ресурс] //http://rapsinews.ru/incident_news/20171206/281208271.html (дата обращения 20.06.2018).

   [6] См. подробно: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28.07.2017 № 1632-р «Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»» [Электронный ресурс] // http://government.ru/docs/28653/ (дата обращения 20.06.2018).

   [7] [Электронный ресурс] //http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_282738/ (дата обращения 26.09.2018).

[8] См.: Карцхия А. Оцифрованное право: виртуальность в законе // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2018. № 2. С. 5-20.

[9] Блокчейн-юрист - кто это и зачем он нужен [Электронный ресурс] //http://itsynergis.ru/blockchain-jurist (дата обращения 20.06.2018).

   [10] Новоселова Л. «Токенизация» объектов гражданского права //Хозяйство и право. 2017. №12. С. 32.

[11] См.: Бевзенко Р.С. Основные направления изменения законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество в связи с внедрением технологии распределенных реестров: взгляд цивилиста // Закон. 2018. N 2. С. 127-133.

[12] На работу не приглашаются. Как технологии влияют на рынок труда [Электронный ресурс] // https://www.kommersant.ru/doc/3366340 (дата обращения 20.06.2018).

[13] Херд К. Как юристы будут убиты Блокчейном, а не машинным обучением //

HackerNoon  [Электронный ресурс] // https://hackernoon.com/how-lawyers-will-be-killed-by-the-blockchain-and-not-machine-learning-fb0b4ae47762 (дата обращения 20.06.2018).

 

 


[14] См.: Нерсесянц В.С. Предисловие // Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов. Под ред. В.С. Нерсесянца. М.: Издат. Группа ИНФРА М-НОРМА, 1996. С. XII.

 


[15] [Электронный ресурс] // https://coinspot.io/law/australia/avstraliya-sozdayot-nacionalnyj-blokchejn-dlya-yuridicheskih-smart-kontraktov/ (дата обращения 26.09.2018).







278

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Юридическая
консультация

Вопрос:

Какие требования предъявляются к кандидатам, претендующим на замещение должностей федеральной государственной службы в органах прокуратуры Российской Федерации?

Ответ:

prok.jpg

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro