Правовые позиции Конституционного Суда РФ о принципе диспозитивности в гражданском судопроизводстве

10 Июля 2014 г. Старушко В.А
Правовые позиции Конституционного Суда РФ о принципе диспозитивности в гражданском судопроизводстве

Старушко В.А.,

юрист, г. Краснодар

(На сайте Pro-Sud-123.ru статья размещена с разрешения автора)

Принцип диспозитивности не является исключительно доктринальной правовой конструкцией. Он не менее широко распространен и в области правоприменения,  где не только раскрывается его содержание, но и используется сам термин «диспозитивность». Толкование данной категории можно встретить в решениях высших судебных органов Российской Федерации.

Так, в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 16 июля 2004 г. N 15-П[1] отражены взгляды Конституционного суда РФ на принцип диспозитивности: «Природой прав, возникающих из гражданских правоотношений, материальных по своей сути, обусловлено диспозитивное начало гражданского судопроизводства, в том числе в арбитражных судах… Принцип диспозитивности, нашедший выражение в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (статья 70, часть 1 статьи 82, часть 1 статьи 88, часть 1 статьи 90, статьи 98 и 125, часть 1 статьи 132, часть 1 статьи 135, статья 138, пункты 5 и 6 статьи 148, статьи 150, 159, 181, 188 и др.), в совокупности с другими принципами арбитражного процесса, в том числе равенством всех перед законом и судом, состязательностью и равноправием сторон, выражает цели правосудия по делам, отнесенным к компетенции арбитражных судов, прежде всего конституционную цель защиты прав и свобод человека и гражданина (статья 2; статья 17, часть 1; статья 18 Конституции Российской Федерации)». Из этого следует, что принцип диспозитивности является, пожалуй, наиболее важным в судопроизводстве, поскольку без его реализации, дело не может быть возбуждено, а значит – невозможно защитить свое право.

Конституционный суд, в этом же постановлении, также высказал свое мнение, касательно действия принципа диспозитивности при рассмотрении дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений: «согласно части 1 статьи 189 и статье 190 АПК Российской Федерации общие правила искового производства, в том числе диспозитивность, распространяются на такие дела, если иное не предусмотрено федеральным законом. Ограничение принципа диспозитивности, обусловленное спецификой публично-правового спора в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, по смыслу приведенных положений Конституции Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, допустимо лишь в случаях, когда природа спорного публичного правоотношения не предполагает возможность свободного распоряжения субъективным материальным правом».

Суд, к тому же, отметил свою позицию относительно содержания указанного начала: «Диспозитивность применительно к производству в арбитражном суде означает, что арбитражные процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются, главным образом по инициативе непосредственных участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом».

Он также добавил, что данное правило распространяется и на отношения процессуального характера, возникающие в связи с выбором лицами, участвующими в деле, представителей для отстаивания своих интересов в арбитражном суде и допуском этих представителей к участию в судебном заседании. А значит, отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя в арбитражном процессе возможно, лишь при условии, что эти ограничения, установленные федеральным законодателем, «продиктованы конституционно значимыми целями».

В п. 4.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 17 ноября 2005 г. N 11-П[2]  было отмечено, что в соответствии с принципом диспозитивности, присущим арбитражному судопроизводству, арбитражные процессуальные правоотношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе лиц, участвующих в деле, которые имеют возможность при помощи суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом. Данный принцип распространяет свое действие и на надзорное производство, в  ходе которого, участвующие в деле лица, а также лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, по своему усмотрению решают, воспользоваться ли им правом на возбуждение надзорного производства, предназначенного для исправления ошибок во вступившем в законную силу судебном акте, либо нет.

Конкретизируя свое понимание принципа диспозитивности, изложенное выше, Конституционный Суд РФ в Определении от 12 июля 2006 г. N 182-О[3] в п. 3.2 отметил, что «в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, выраженными в Постановлениях от 28 ноября 1996 года N 19-П по делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР и от 14 февраля 2002 года N 4-П по делу о проверке конституционности статьи 140 ГПК РСФСР, одним из конституционно значимых принципов, присущих гражданскому судопроизводству, является принцип диспозитивности, который означает, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются, главным образом, по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом».

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. N 10-П[4] говорится, что: «В гражданском судопроизводстве диспозитивность означает, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом. Данное правило распространяется и на процессуальные отношения, возникающие в связи с оспариванием решений третейских судов, поскольку в основе этих процессуальных отношений лежит договор, согласно которому стороны (частные лица) доверяют защиту своих гражданских прав избранному им составу третейского суда и признают его решения».

Сходные положения можно встретить и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П[5].

Из указанного выше видно, что позиция Конституционного Суда, относительно толкования определения и содержания принципа диспозитивности остается неизменной, и заключается в том, что начало, движение, окончание рассмотрения дела зависит от участников находящегося за пределами процесса, спорного материального правоотношения. К тому же суд, обязан оказывать содействие участникам при  их распоряжении своими процессуальными правами, и спорным материальным правом.

Наряду с принципом диспозитивности, Конституционный Суд уделял внимание и принципу состязательности в гражданском процессе: конституционный принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства, при котором правосудие (рассмотрение и разрешение дела), осуществляемое только судом, отделено от функций спорящих перед судом сторон.  При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а значит, не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций.

Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 2012 г. № 29-П[6] содержит следующее пояснение: «принцип диспозитивности в совокупности с другими принципами судебного процесса, в том числе равенством всех перед законом и судом, состязательностью и равноправием сторон, выражают цели правосудия по гражданским делам, прежде всего конституционную цель защиты прав и свобод человека и гражданина (статья 2; статья 17, часть 1; статья 18 Конституции Российской Федерации)».

Вместе с тем, принцип диспозитивности, действующий и при производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, может быть, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2004 года N 15-П по делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 АПК Российской Федерации, ограничен в силу специфики публично-правового спора, но только в тех случаях, когда природа спорного публичного правоотношения исключает возможность свободного распоряжения субъективным материальным правом. Например, Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации установлено, что при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении об оспаривании нормативного правового акта, и проверяет оспариваемое положение в полном объеме (часть 5 статьи 194); обязанность доказывания по делам, возникающим из публичных правоотношений, распределена иначе, чем в делах, рассматриваемых в исковом производстве (часть 6 статьи 194); отказ лица, обратившегося в арбитражный суд, от своего требования не влечет за собой прекращение производства по делу, а признание требования органом местного самоуправления или должностным лицом, принявшим оспариваемый нормативный правовой акт, не обязательно для суда (часть 8 статьи 194)[7].

В Постановлении  Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 N 1-П  говорится о распространенности принципа диспозитивности в российском процессуальном праве: «Принцип диспозитивности распространяется и на процессуальные отношения, связанные с рассмотрением в судах в порядке гражданского, арбитражного и даже административного судопроизводства споров, вытекающих из осуществления организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности»[8].

Схожие положения можно встретить и в определении Конституционного Суда РФ от 01.06.2010 N 754-О-О[9]. Основываясь на этом, можно уверенно утверждать, что принцип диспозитивности находит свою реализацию при рассмотрении дел любой категории спора. Однако в отдельных случаях, возможны ограничения указанного начала, вызванные характером спорного правоотношения.

Определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2000 г. №123-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Сибтеплоизоляция» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»[10] разъясняет некоторые положения, посвященные заключению третейского соглашения, которое также представляет собой реализацию диспозитивного начала:  заключение третейского соглашения между сторонами, само по себе не является обстоятельством, исключающим возможность реализации конституционного права на судебную защиту в арбитражном суде или в суде общей юрисдикции  в соответствии с нормами о подведомственности гражданских дел. По смыслу статей 87 и 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оставление иска без рассмотрения предполагает возможность повторного обращения в арбитражный суд в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления иска без рассмотрения, в частности в случаях прекращения действия третейской записи по согласованию сторон или по решению суда.

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 N 1-П  определяет основные субъективные процессуальные права сторон: «В гражданском судопроизводстве реализация этих принципов имеет свои особенности, связанные прежде всего с присущим данному виду судопроизводства началом диспозитивности: дела возбуждаются, переходят из одной стадии процесса в другую или прекращаются под влиянием, главным образом, инициативы участвующих в деле лиц. Стороны, реализуя свое право на судебную защиту, определяют предмет и основания заявленных требований; истец вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска, а ответчик – признать иск; стороны могут окончить дело мировым соглашением. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений»[11]. В приведенном выше постановлении, Суд отметил наиболее важные права, составляющие содержание принципа диспозитивности.

Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.2013 N 1626-О  конкретизирует диспозитивное начало: «в силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности только истец определяет, защищать ему или нет свое нарушенное или оспариваемое право (часть первая статьи 4 ГПК Российской Федерации), к кому предъявлять иск (пункт 3 части второй статьи 131 ГПК Российской Федерации) и в каком объеме требовать от суда защиты (часть третья статьи 196 ГПК Российской Федерации). Соответственно, суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен истцом, и только в отношении того ответчика, который указан истцом, за исключением случаев, прямо определенных в законе». Суд, также дал весьма интересную формулировку названного принципа: «в соответствии с которым, в частности, истец, наделенный процессуальными правами, должен принять на себя все последствия совершения или несовершения им процессуальных действий»[12].

Определение Конституционного Суда РФ от 09.04.2002 N 90-О  содержит следующие пояснения: «В силу присущего данному виду судопроизводства начала диспозитивности, эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 50 ГПК РСФСР), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, а при необходимости, в установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер»[13].

Поводя итог, отметим, что постановления Конституционного Суда РФ являются единственными официальными актами, в которых содержится определение диспозитивности, которая означает, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом.

Конституционный Суд, также указал на основные права участников процесса, которые составляют содержание принципа диспозитивности: стороны, реализуя свое право на судебную защиту, определяют предмет и основания заявленных требований; истец вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска, а ответчик – признать иск; стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Постановление Пленума Верховного Суда от 19.12.2003 N 23[14] в п. 4 содержит правило, в соответствии с которым суду, при разрешении споров следует учитывать:

  1. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, на которых стороны основывают свои требования или возражения;
  2. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;
  3. Постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

Исходя из этого,  можно сделать вывод о том, что суды при рассмотрении и разрешении гражданских дел должны руководствоваться положениями, содержащимися в актах высших судебных органов, что придает им статус источника права.


[1] Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 16 июля 2004 г. N 15-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» // СПС «КонсультантПлюс».

[2] Постановление Конституционного Суда РФ от 17 ноября 2005 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 292 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами государственного учреждения культуры «Дом культуры им. Октябрьской революции», открытого акционерного общества «Центронефтехимремстрой», гражданина А.А. Лысогора и Администрации Тульской области» // СПС «КонсультантПлюс».

[3] Определение Конституционного Суда от 12 июля 2006 г. N 182-О «По жалобам гражданина Каплина Александра Евгеньевича, открытого акционерного общества «Кузбассэнерго», общества с ограниченной ответственностью «Деловой центр «Гагаринский» и закрытого акционерного общества «Инновационно-финансовый центр «Гагаринский» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 части 1 статьи 150, статьи 192 и части 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[4] Постановление Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[5] Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» // СПС «КонсультантПлюс».

[6] Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 2012 г. № 29-П «По делу о проверке конституционности положений части пятой статьи 244.6 и части второй статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.Г. Круглова, А.В. Маргина, В.А. Мартынова и Ю.С. Шардыко» // СПС «КонсультантПлюс».

[7] Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 N 15-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» // СПС «КонсультантПлюс».

[8] Постановление  Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» // СПС «КонсультантПлюс».

[9] Определение Конституционного Суда РФ от 01.06.2010 N 754-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Газпром экспорт» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 40 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», пунктом 1 части 1 статьи 150 и частью 1 статьи 230 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[10] Определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2000 г. №123-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Сибтеплоизоляция» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // Вопросы правоприменения. Судебно-арбитражная практика Московского региона. – №6.

[11] Постановление Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 N 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова» // СПС «КонсультантПлюс».

[12] Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.2013 N 1626-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Грязнова Николая Константиновича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[13] Определение Конституционного Суда РФ от 09.04.2002 N 90-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тихомирова Дмитрия Леонидовича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 74 Гражданского процессуального кодекса РСФСР» // СПС «КонсультантПлюс».

[14] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» // СПС «КонсультантПлюс».

1358

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Я в роли поручителя, основной заемщик отказывается платить и коллектора обращ ко мне. Можно ли меня признать банкротом без привлечения основного заемщика, и начать с чистого листа. Кредит был 300 т. р. , а сейчас возрос до 1млн 200тр.  
С уважение,...

Ответ:

Да, Вы имеете право на подачу заявления о признании Вас банкротом.
Более полную консультацию (бесплатно)  вы можете получить в нашем офисе или по телефону: 212-777-8

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro