Состязательность судебного процесса в России: современные реалии и перспективы развития

9 Октября 2019 г.


Замятин клуб.png

Выступление председателя Совета судей Российской Федерации Виктора Викторовича Момотова на заседании Клуба имени Д.Н.Замятнина

 

Добрый день, уважаемые коллеги!

 

В очередной раз приветствую Вас на заседании Клуба имени Дмитрия Николаевича Замятнина. Интерес, который Вы проявляете к нашим заседаниям – это признак зрелости российского гражданского общества, которое не стремится к «скандализации правосудия» и броским заголовкам, а искренне хочет разобраться в содержании судебной деятельности, понять, куда движется российское правосудие.

Сегодня нам предстоит обсудить непростые вопросы, касающиеся принципа состязательности судебного процесса.

Ни один правовой институт, а уж тем более такой, как состязательность судебного процесса, не существует в юридическом вакууме и не является «вещью в себе и для себя».

Напротив, любой правовой институт исторически обусловлен особенностями культуры и соответствующего ей правопорядка, вписан в контекст всей правовой системы государства и органично связан с другими правовыми институтами.

Огромную роль в воплощении в жизнь принципов права играет суд и формируемая им судебная практика. Именно суд проводит эти принципы в жизнь, постепенно уточняя, расширяя и творчески развивая их, приспосабливая их к потребностям меняющегося времени и заполняя лакуны законодательства.

Прежде всего необходимо определить, что означает этот термин? Он происходит от слова «состязание», которое в большинстве толковых словарей определяется как «соревнование за первенство». Отсюда можно сделать вывод, что состязательный судебный процесс – это своего рода соревнование между сторонами, победой в котором считается благоприятное судебное решение.

Казалось бы, судебный спор a priori является состязательным. Однако так было далеко не всегда. Юриспруденции известны как минимум три формы судопроизводства – обвинительный, розыскной (или инквизиционный) и состязательный судебный процесс.

Обвинительный процесс – наиболее древняя форма судопроизводства, которая являлась неким прообразом состязательного процесса.

Ее специфика состояла в том, что все активные действия должен был совершать исключительно потерпевший – представлять доказательства, обеспечивать явку подсудимого, свидетелей, и так далее. Суд выступал лишь пассивным наблюдателем, который после завершения «поединка сторон» выносил решение.

Розыскной, или инквизиционный процесс, наоборот, предполагает активную роль суда. Однако эту роль сложно назвать позитивной. В инквизиционном процессе независимый арбитр в споре отсутствует, поскольку функции обвинения осуществляются самим судьей. Возникает противостояние не между обвинителем и обвиняемым, а между обвиняемым и судом.

Состязательный процесс – наиболее современная и прогрессивная форма судопроизводства, которая позволяет обеспечить справедливость судебного разбирательства. Состязательность процесса предполагает равенство сторон и разделение функций между судом, обвинением и защитой, а в гражданском судопроизводстве – между судом, стороной истца и стороной ответчика.

Участники судебного разбирательства представляют доказательства и обоснование своей позиции, а суд принимает решение в соответствии с установленными обстоятельствами дела и правовыми нормами.

Важную роль в реализации принципа состязательности процесса играют адвокаты. Нередко граждане плохо ориентируются в законодательстве, и без профессиональной юридической помощи не могут эффективно отстаивать свою позицию в суде.

В этом смысле клиент изначально находится в уязвимом положении, вверяя адвокату свои дела и полностью доверяясь ему в вопросах права. Идеальная модель поведения адвоката в состязательном судебном процессе предполагает честность, добросовестность, профессионализм и опору на закон.

Однако в некоторых случаях адвокаты, взявшись за заведомо проигрышное дело или по причине недостаточного профессионализма, устраивают в суде «театр одного актера», своего рода «шоу», предназначенное для своего доверителя. Цель этого шоу – создать впечатление о высококлассной работе адвоката, противостоящего «порочной системе», и о том, что единственная причина процессуального поражения состоит в некомпетентности или злонамеренности судьи.

Другими словами, недобросовестные адвокаты стремятся «переложить вину» за негативный исход дела на суд, использую для этого не юридическую, а бытовую аргументацию, разного рода манипуляции – например, начиная оспаривать фактические обстоятельства дела или представлять новые доказательства в суде кассационной инстанции, который не имеет права оценивать фактическую сторону дела. Такие выступления часто становятся «яркой оберткой», за которой скрывается пустота.

Для этих же целей используются тенденциозные публикации в средствах массовой информации, ответить на которые судья не может в силу этических ограничений.

В этой связи важным условием состязательности судебного процесса выступает процессуальная добросовестность сторон и высокие этические стандарты поведения не только судей, но и других участников судопроизводства, прежде всего адвокатов, которые пользуются высоким доверием общества.

В Российской Федерации реализуется состязательная модель судопроизводства. Особое значение принципа состязательности подчеркивается тем, что он закреплен в части третьей статьи 123 Конституции Российской Федерации, согласно которой судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Во исполнение Основного закона принцип состязательности процесса закреплен во всех процессуальных кодексах.

Содержание этого конституционного положения было раскрыто еще в постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», согласно которому суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.

Уже в этом разъяснении подчеркивается активная роль суда в рамках состязательности процесса, которую следует обсудить подробнее.

В настоящее время в мире сосуществуют две основные модели состязательности процесса – англо-американская и континентально-европейская.

В правопорядках англо-американской системы приоритетное значение отводится соблюдению формальных процедур – представлению доказательств, отбору присяжных и свидетелей, своевременному заявлению ходатайств и т.д.

Во многом это связано с гипертрофированным значением института присяжных заседателей, которые участвуют в рассмотрении как уголовных, так и гражданских дел. Принцип состязательности в англо-саксонской интерпретации предполагает пассивную роль суда, главной задаче    которого выступает контроль за соблюдением сторонами процессуальных норм.

Стороны состязаются между собой в своевременном представлении доказательств и заявлении ходатайств, а наиболее убедительного из них определяют присяжные заседатели.

Такая модель правосудия не отводит кому-либо из участников процесса задачу по установлению истины: важна не истина, а убедительность адвоката и победа в судебном состязании.

Континентально-европейские правопорядки иначе подходят к задачам, которые стоят перед судом. Состязательность процесса здесь не рассматривается как синоним пассивности суда – напротив, суду следует принимать активные действия по установлению истины, содействовать сторонам в реализации их процессуальных прав и обязанностей.

Активная роль суда в континентально-европейской системе не исключает, а дополняет состязательность процесса и обеспечивает реальное, а не формальное равенство процессуальных возможностей сторон.

Равенство сторон не может быть абсолютным. Граждане с разным социальным положением обладают разными возможностями по доказыванию своей позиции – что уж говорить о спорах между гражданами и крупными корпорациями, или гражданами и органами власти.

Если в таких спорах суды будут занимать пассивную позицию, а законодательство будет игнорировать подобное неравенство – состязательность процесса станет фикцией, которая будет использоваться для ущемления прав граждан под видом «формального равенства».

Именно поэтому в Российской Федерации реализуется целый ряд процессуальных гарантий, обеспечивающих равноправное состязание участников судопроизводства. Широкий круг этих гарантий предусматривается в уголовном судопроизводстве, в котором гражданин оказывается один на один с государственным обвинением.

Прежде всего, предусматривается презумпция невиновности, в соответствии с которой обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в установленном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Очень важно, что подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

При этом все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

Существенной гарантией состязательности уголовного процесса является запрет отказа обвиняемому и его защитнику в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для уголовного дела.

Особое внимание следует обратить на то, что две трети уголовных дел рассматриваются в особом порядке, то есть при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением и без исследования доказательств. Эта процедура применяется судом по просьбе самого обвиняемого и при отсутствии возражений у потерпевшего и обвинителя.

В особом порядке судебного разбирательства стороны добровольно отказываются от целого ряда возможностей, которые предоставляет состязательность процесса. По мнению Верховного Суда Российской Федерации, по делам о тяжких преступлениях возможность такого отказа должна быть исключена, поскольку эти дела являются сложными и требуют качественной проверки результатов работы органов расследования.

В этой связи Верховный Суд внес в Государственную Думу законопроект, предусматривающий возможность рассмотрения в особом порядке только уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Механизмы, обеспечивающие подлинную состязательность процесса, необходимы также в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Даже в частноправовых спорах стороны часто находятся в неравном положении: например, в случае предъявления гражданином-потребителем иска к банку или страховой компании, при возникновении экономического спора между представителями малого и крупного бизнеса и так далее.

Поэтому в гражданском и арбитражном процессе  предусматриваются исключения из общего правила, согласно которому доказательства по делу представляются сторонами самостоятельно.

Суду предоставлено право предложить сторонам представить дополнительные доказательства, а в случае, если представление необходимых доказательств для сторон затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в истребовании доказательств.

Важное значение имеет правовая позиция Пленума Верховного Суда, согласно которой суд самостоятельно определяет правовые нормы, подлежащие применению к установленным обстоятельствам. Неправильная ссылка истца на нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска.

Тем самым возможное незнание сторонами правовых норм отчасти восполняется активной ролью суда как правоприменителя, который при этом обязан оставаться в рамках заявленных требований и установленных обстоятельств.

Правосудие станет подлинно эффективным и состязательным только тогда, когда судья, направляя судебный процесс и принимая решение по делу, не будет поглощен мыслями об обеспечении своего жилья теплом, о поиске средств на обеспечение семьи, о заинтересованности в исходе дела неких групп интересов и других подводных камнях, которые могут вызвать недовольство у средств массовой информации и государственных институтов.

Поэтому состязательность судебного процесса требует комплексного подхода. Необходимо обеспечить такую атмосферу в зале судебного заседания и в совещательной комнате, при которой все мысли судьи будут посвящены исключительно оценке доказательств, их относимости, допустимости и достаточности, правовой квалификации фактических обстоятельств дела.

Особую категорию дел представляют собой споры между гражданами и органами публичной власти. Долгое время такие споры рассматривались по правилам гражданского судопроизводства. Однако Верховный Суд Российской Федерации еще с начала 1990-х годов обращал внимание на то, что принцип состязательности по данной категории дел не может быть обеспечен гражданско-процессуальными методами, основанными на равенстве сторон.

Гражданин, не обладающий властными полномочиями, изначально находится в неравном положении с представителями власти, в связи с чем процедура рассмотрения административных дел должна быть основана на принципиально иных подходах к доказыванию и состязательности. В связи с этим в 2015 году принят Кодекс административного судопроизводства.

Административные истцы, в отличие от истцов по гражданским делам, освобождены от доказывания противоправности поведения ответчика. В административном судопроизводстве именно на ответчика, то есть на представителя власти, возлагается обязанность доказать законность своих действий или решений.

Суду отведена активная роль в получении доказательств, предоставлено право самостоятельно определять предмет доказывания и истребовать доказательства по собственной инициативе.

Эти возможности позволяют гражданам эффективно защищать свои права в судебных спорах с органами власти: например, в прошлом году удовлетворены 67% требований об нормативных правовых актов и 48% требований об оспаривании действий или бездействия государственных и муниципальных органов.

В целях повышения правовой защищенности граждан, которые часто не обладают необходимыми правовыми познаниями, предусмотрено обязательное наличие у судебного представителя по административному делу высшего юридического образования.

Профессионализация судебного представительства в административном судопроизводстве позитивно себя зарекомендовала и позволила обеспечить высокий стандарт состязательности процесса.

В этой связи с 1 октября текущего года требование о наличии у судебного представителя высшего юридического образования введено по всем экономическим спорам и гражданским делам, кроме дел, рассматриваемых мировыми судьями и районными судами.

Хочу обратить особое внимание на то, что с 1 октября этого года начали работу кассационные суды общей юрисдикции, которые рассматривают все кассационные жалобы коллегиально, в судебном заседании с приглашением сторон – то есть по правилам «полной кассации», без какого-либо предварительного отбора жалоб.

Это позволит укрепить гарантии состязательности во всех видах судопроизводства: теперь любой участник судебного спора получил возможность активно защищать свою позицию в кассационной инстанции как лично, так и через представителя, не ограничиваясь только письменным обращением.

Состязательность судебного процесса обеспечивается не только конкретными процессуальными институтами, но и всей системой организации правосудия в государстве, включая правовые гарантии независимости судей, управление судебной нагрузкой, критерии оценки качества судейской работы и так далее.

Совершенно очевидно, что в условиях, когда судья вынужден рассматривать десятки дел ежедневно, обеспечить полноценную состязательность весьма сложно.

В этой связи Совет судей РФ ведет большую работу по выработке норматива судебной нагрузки и его нормативно-правовому закреплению.

Укрепить гарантии состязательности судебного процесса и обеспечить их соответствие современным реалиям позволит применение в судах новых технологий.

В частности, с 1 сентября текущего года во всех видах судопроизводства осуществляется обязательное аудиопротоколирование и автоматизированное распределение дел. С 2017 года предусмотрена возможность подачи в суды электронных обращений и принятия судебного акта в форме электронного документа.

Кроме того, все суды оснащены системами видеоконференц-связи, возможна трансляция судебных заседаний в Интернете, которая позволяет неограниченному кругу лиц стать свидетелем подлинно состязательного судопроизводства. Дальнейшая технологическая модернизация судов – наш безусловный приоритет, ведь прозрачность судебного процесса – одна из гарантий его объективности и независимости.

Уважаемые коллеги, убежден, что последовательная работа Верховного суда Российской Федерации по укреплению гарантий состязательности процесса позволит повысить правовую защищенность граждан и бизнеса. Мы рассчитываем на активную работу средств массовой информации, которые выступают посредниками между судьями и гражданским обществом.

Спасибо за внимание!

Источник: http://www.ssrf.ru/news/vystuplieniia-intierv-iu-publikatsii/34774





8

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Наши партнеры

КубГУ
РГУП
Нии
potapenko.pro