Судебная власть в условиях пандемии

24 Декабря 2020 г.
Мом -1.jpeg

Выступление председателя Совета судей РФ В.В. Момотова 

на заседании Клуба имени Д.Н. Замятнина по теме 

«Судебная власть в условиях пандемии»

                                                            Добрый день, уважаемые коллеги!

Рад приветствовать вас на заседании клуба после такого длительного, но вынужденного перерыва.

Многое произошло с момента нашей последней встречи, и основным изменением, внесшим самые крупные корректировки в общественную жизнь, стала пандемия, связанная с распространением новой коронавирусной инфекции. Прошедший год уже нарекли «особенным», и с этим сложно поспорить.

Общественные, политические институты, и, конечно, судебная система были вынуждены в короткие сроки корректировать свою работу, руководствуясь ставшими главными критериями и ценностями − жизнью, здоровьем и безопасностью каждого человека.

Судебная система не останавливала свою работу и продолжала весь период осуществлять правосудие на высоком уровне и с соблюдением разумных сроков судопроизводства.

Весной текущего года, в период введения наиболее жестких ограничительных мер и самоизоляции, совместными усилиями Верховного Суда Российской Федерации и органами судейского сообщества был разработан необходимый алгоритм действий для нижестоящих судов в условиях пандемии. Было принято три совместных постановления Президиума Верховного Суда и Президиума Совета судей, которые содержат рекомендации по работе судов в период действия на территории Российской Федерации соответствующих ограничений. Данные постановления стали юридической базой для работы судов в условиях сложной эпидемиологической обстановки.

В судах не приостанавливалось рассмотрение дел и материалов безотлагательного характера, связанных с ограничением прав и свобод, безопасностью, избранием или изменением меры пресечения, и некоторых других. Также велись досудебная подготовка и рассмотрение тех дел, участники которых выразили согласие на рассмотрение дела в их отсутствие, если их личное участие в судебном разбирательстве не являлось обязательным.

Не было препятствий и к рассмотрению дел в порядке приказного и упрощенного производства, где по статистике рассматривается порядка 77% гражданских дел, 90% административных дел и более половины экономических споров. Таким образом, суды имели возможность рассматривать подавляющее большинство поступающих дел благодаря «письменному производству», развитие которого стало возможным вследствие законодательных инициатив Верховного Суда Российской Федерации.

Всего в период введенного режима самоизоляции с 19 марта по 11 мая текущего года суды Российской Федерации рассмотрели свыше 3 млн 400 тыс. дел и материалов. В электронном виде в суды поступило 360 тыс. процессуальных документов. Также пользователи Интернета свыше 300 млн раз воспользовались ресурсом Государственной автоматизированной системы ГАС «Правосудие».

Кроме того, Президиумом Верховного Суда Российской Федерации было утверждено два обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории России новой коронавирусной инфекции. В обзорах содержатся ответы на 47 вопросов применения норм материального и процессуального права, в том числе о мерах социальной и экономической поддержки граждан и бизнеса, реализуемых по законодательной инициативе Правительства России. Правовые позиции, содержащиеся в названных обзорах, были учтены судами при рассмотрении более 120 тыс. дел и материалов.

В следующем году Президиум Верховного Суда РФ подготовит третий обзор по вопросам применения законодательства и мер по противодействию пандемии, уже с учетом тех нормативных правовых актов, которые были приняты после апреля текущего года.

Период пандемии совпал и с первым годом работы новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции, кассационного и апелляционного военных судов, которым пришлось настраивать свою работу в условиях введенных ограничений и повышенной нагрузки. Несмотря на все трудности, новые суды показали высокую эффективность и результаты работы, количество удовлетворенных кассационных жалоб в гражданском судопроизводстве увеличилось с 4% до 13%, в административном судопроизводстве – с 3% до 16%, в уголовном судопроизводстве – с 8% до 12%.

В целом в 2020 году мы зафиксировали рост нагрузки на судебную систему, объем дел и материалов, рассмотренных судами, превысил объем их работы за аналогичный период прошлого года.

Продолжает расти и востребованность электронных ресурсов, количество обращений пользователей к порталу ГАС «Правосудие» в текущем году увеличилось на 11,63 % и превысило 3 млрд запросов, количество личных кабинетов выросло до 18,4 млн. А количество документов, поданных в федеральные суды общей юрисдикции в электронном виде, составило более 2 млн, что более чем в два раза превысило показатель 2019 года.

Какие выводы мы уже можем сделать к концу года и что запланировать на следующий? Стало очевидным, что новые условия не являются временными, а значит, перед нами стоит задача развития новых форматов осуществления правосудия, которые позволят вне зависимости от негативных внешних факторов обеспечить доступность, гласность, эффективность правосудия, защиту прав и свобод граждан.

На первый план выходит расширение и развитие дистанционного правосудия. В период пандемии проведение судебных заседаний стало возможным благодаря системам видеоконференц-связи и веб-конференций. Использовались современные коммуникационные технологии, в том числе Zoom, Skype, ВКС Винтео и другие. Назрела необходимость и далее расширять возможности применения систем веб-конференций с использованием технологии биометрической аутентификации участников судебного процесса по лицу и голосу.

Актуальным также становится полноценный переход на электронный документооборот и развитие возможностей электронного правосудия.

Электронный документооборот позволяет обеспечить доступность правосудия, а также снизить риски различных злоупотреблений и внешних вмешательств, исключить возможность потери документов при пересылке, что особенно актуально для кассационных судов.

В настоящее время электронное правосудие обеспечивается через соответствующую подсистему в ГАС «Правосудие», также задействованы информационные системы «Мой арбитр», «Картотека арбитражных дел», «Банк решений арбитражных судов», которые обеспечивают электронный документооборот в уголовном, гражданском, арбитражном процессе и административном судопроизводстве, создавая единое информационное пространство федеральных судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Отечественная судебная система уже показала высокие результаты внедрения электронной формы судебного документооборота.

Цифровизация правосудия также становится ключевой задачей для обеспечения эффективного функционирования судебной системы в новых условиях. Внедрение цифровых технологий в судебную систему, а также последующая цифровизация документооборота потребуют привлечения «облачных технологий», разработки соответствующих поисковых систем, способных обрабатывать весь массив цифровой информации, в том числе с применением систем искусственного интеллекта для анализа судебной практики.

Внедрение прогрессивных технологий и    решений − только половина успеха. Для обеспечения востребованности как со стороны граждан, так и со стороны судей и работников аппарата необходимо создать удобные, простые и бесперебойно работающие сервисы, посредством которых будет возможна реализация всех вышеназванных мер.

С этой целью ведется разработка суперсервиса «Правосудие онлайн», который должен стать базой для единого информационного пространства судов, обеспечить доступность и открытость правосудия. Он объединит в себе возможности дистанционного формата подачи и получения судебных документов в электронном и цифровом виде, дистанционное участие в судебном процессе. Суперсервис будет интегрирован с другими информационными системами, в том числе с Облачной цифровой платформой обеспечения оказания государственных (муниципальных) услуг; Цифровым профилем; Национальной системой управления данными (НСУД).

Для упрощения взаимодействия участников процесса с судом, а также снижения бумажной и рутинной работы судей и работников аппарата судов есть и более простые и доступные решения. Одним из таких решений является создание Единого федерального реестра электронных почтовых ящиков сторон, участвующих в процессе (физических лиц и организаций, органов государственной и муниципальной власти). Создание подобного реестра уже зарекомендовало себя в зарубежных странах в качестве эффективного и быстрого способа обмена информацией и документами между сторонами и судом. Участники процесса будут обязаны сообщать актуальный адрес электронной почты, при этом изменение такого адреса в федеральном реестре возможно только в разрешительном порядке с обязательным уведомлением. Это позволит избежать злоупотребления правом со стороны недобросовестных участников процесса в вопросах уклонения от получения юридически значимых документов, волокиты в судебном процессе.

Создание такого реестра не требует больших финансовых затрат ни со стороны судебной власти, ни со стороны граждан и организаций, так как электронные почтовые ящики уже давно вошли в экономическую и бытовую жизнь. Потребуется только изменить статус электронной почты, используемой для делового общения в рамках судебного процесса.

Внедрение более сложных современных технологий потребует одновременной актуализации технической базы судов, в том числе требуются аппаратно-программных комплексов аудиопротоколирования, видеоконференц-связи, IP-телефонии.

Нужно создать единое информационное пространство, куда войдут информационные системы «Мировой судья», «Мой арбитр», «Картотека арбитражных дел», «Банк решений арбитражных судов» на общей платформе ГАС «Правосудие», с возможностью для судьи через платформу получать доступ в том числе к таким государственным ресурсам, как Росреестр, ЕГРЮЛ и другие. Это необходимо для того, чтобы судья при осуществлении правосудия имел возможность моментально проверить сведения, содержащиеся в исковом заявлении и предоставленные сторонами, например достоверность данных о наличии права собственности у гражданина, совершения или несовершения сделки и пр. Такая единая информационная система позволит ускорить судебный процесс и будет работать на эффективность правосудия.

Однако мы должны понимать, что удобство таких технологий в условиях пандемии не должно подменять собой истинное лицо правосудия. Все технологические модернизации, так называемая модная «цифровизация» − это не больше не меньше как способ облегчения доступа граждан в суд и усиления их гарантий, к числу которых хотел прежде всего отнести справедливость и разумность в продолжительности судебного разбирательства.

Какие опасения связаны с внедрением нематериальных форм судопроизводства? Во-первых, есть угроза человеческому и символическому облику правосудия. Правосудие было, есть и всегда будет оставаться гуманным, потому что в основе судопроизводства всегда люди, их законные интересы и споры по поводу этих интересов. И поведение этих участников судебных процедур более рельефно видно при живом взаимодействии. Это позволяет судье видеть картину более объективно, делать справедливые и обоснованные выводы. Громадную роль, оказывающую на сознание людей в восприятии судебной власти, в доверии к ней, играет то место, где осуществляется правосудие, − здание, помещение, символы судебной власти, облик судьи и многое другое, связанное с реализацией судебной власти вообще. Эти объекты подразумевают нечто большее, чем только их очевидное и непосредственное значение, связанное исключительно с их функциональным предназначением.

Символы судебной власти пронизывают социальную ткань. Символическая судебная власть невидимо влияет и легитимизирует весь процесс судопроизводства. Она создает фундамент доверия и признания у участников судебного процесса. Эту иррационально составляющую никогда нельзя сбрасывать со счетов при оценке эффективности правосудия. Прохождение через судебную процедуру, где итогом становится судебное постановление, делает легитимность легальной.

В противовес этому технологическая модернизация, проведение судебного процесса в режиме видеоконференц-связи, делают более абстрактным судебный процесс, дегуманизируют его, в эмоциональном плане деперсонифицируют его, влияют на его легитимность. Кроме того, сразу возникают вопросы о нормативной регламентации и правилах поведения участников процесса в случае его проведения в режиме видеоконференц-связи, о внешнем виде и месте, из которого ведется трансляция, и многом другом.

Кроме того, видеоконференц-связь имеет и недостатки, которые заключаются в менее прямом или точном восприятии судьей слов и реакции сторон, свидетеля, эксперта. Всегда нужно помнить об ошеломляющем действии живого слова.

Важно не допускать нарушение такого фундаментального правового принципа, как непосредственность при осуществлении правосудия. Данный принцип получил свое отражение в процессуальном законодательстве: статье 240 УПК РФ, статье 157 ГПК РФ, статье 10 АПК РФ, статьях 6 и 13 КАС РФ.

Принцип непосредственности предполагает, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства в ходе судебного заседания. Через непосредственное рассмотрение обеспечиваются полнота и объективность впечатлений суда от процесса, что способствует наиболее полному и верному установлению истины по делу. В случае применения видеоконференц-связи существует определенный риск нарушения принципа непосредственности. Считаем, что законодатель должен определить принцип непосредственности относительно видеоконференц-связи или установить допустимые рамки ее использования в определенных случаях.

Очевидно, что живое общение с судом дает возможность сторонам процесса оперативно излагать свою позицию, ориентировать суд в материалах дела и отслеживать невербальные сигналы других участников. Критически это важно в уголовном процессе, где одним из ключевых является человеческий фактор. Видеоконференц-связь может искажать коммуникацию, а значит, важные фрагменты показаний могут быть потеряны либо неверно интерпретированы.

В связи с этим самой острой проблемой в условиях пандемии становится отсутствие подлинного личного общения, такого ничем не заменимого эффекта, дающего взаимопонимание и эффект легкости. В противном случаем может судья может оказаться в плену ложных историй, рассказанных участниками судебного процесса.

Также чрезмерная зависимость от технологий и тех, кто их контролирует, может представлять опасность для правосудия. Не всегда технологически верно созданная программа полностью соответствует принципам правосудия и специфике судейской работы.

Активное использование сети Интернет при расширении дистанционных форматов судопроизводства ставит вопрос о соблюдении принципа гласности правосудия. Суды в сети Интернет публикуют судебные акты, сторонам обеспечивается право осуществлять аудиофиксацию судебного разбирательства, получать копии судебного решения, осуществлять с разрешения суда видеозапись судебного процесса. Выход правосудия в интернет-пространство требует от судей повышенной ответственности, неукоснительного соблюдения всех норм процессуального законодательства. Интернет делает абсолютно прозрачным и открытым судебный процесс, что в целом позитивно отражается на уровне правосознания граждан и повышает доверие к судебной системе.

При этом опасностью и вызовом становится обеспечение сохранения конфиденциальности. Огромный массив информации хранится в базах и может быть недобросовестно использоваться третьими лицами, особенно в области уголовного процесса.

Хочется подчеркнуть, что все это − не планы на будущее, а конкретные задачи текущего дня, и прошедший год стал дополнительным толчком для судебной системы в освоении и внедрении новых технологий. Работа в условиях пандемии показала, что беспрерывная деятельность судебной системы, ее эффективность и адаптивность к условиям напрямую зависят от применения новейших информационных технологий в правосудии.

Подводя итог работы судебной власти в 2020 году, можем с уверенностью сказать, что мы достойно выдержали трудности и смогли в короткие сроки перестроить свою работу. Но это стало возможным не благодаря сиюминутным решениям, а благодаря проводимой не первый год системной модернизации правосудия и судебной реформе. Мы и дальше будем направлять усилия на внедрение цифровизации, совершенствовать процессуальное законодательство, регламентирующее применение систем видеоконференц-связи, веб-конференциии и многих других технологических новаций, которые позволят ускорить судебный процесс, сделать его более эффективным и качественным. Но в этом массиве новых задач важно помнить о том, что любые нововведения, все наши действия по развитию судебной системы должны полностью отвечать базовым принципам правосудия. Только так мы не допустим превращения правосудия в формальную «техническую» функцию и обеспечим выполнение главной его задачи − обеспечение законности и правопорядка.

Источник: http://www.ssrf.ru/news/vystuplieniia-intierv-iu-publikatsii/40097

 






183

Оставить комментарий


Календарь событий на


Журнал



О проекте



Юридическая
консультация

Вопрос:

В каких случаях граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по части 1 статьи 20.61 КоАП РФ?

Ответ:

Опрос

Как Вы относитесь к идее возвращения смертной казни за терроризм?
Проголосовать

Сотрудничество

elibrary1
elibrary2
КубГУ
Потапенко и партнеры
РГУП