Об уголовной и административной ответственности за нарушение ограничительных мер, связанных с пандемией коронавируса

15 июня 2021 г.
Об уголовной и административной ответственности за нарушение ограничительных мер,  связанных с пандемией коронавируса

         Потапенко С.В., доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета КубГУ

Лупарев Е.Б., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой административного и финансового права КубГУ

 В сборнике: Проблемы национальной безопасности России: уроки истории и вызовы современности. Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Сер. "Адлерские чтения" Краснодар, 2021. С. 254-262.

На сайте pro-sud-123.ru статья размещена с согласия авторов.

                                               Аннотация: Проблематика борьбы с пандемией коронавируса затрагивает целый ряд ключевых аспектов жизни государства и общества. Одной из наиболее чувствительных проблем выступает применение юридических ограничений и запретов, вызванных необходимостью противодействия ограничениям распространению коронавирусной инфекции. Проблемы, возникшие в правоприменительной практике носят не только административно-правовой, но и уголовно-правовой   характер, что требует своего осмысления в контексте баланса между личными и публичными интересами

    Ключевые слова: COVID-19, коронавирус, пандемия, административная ответственность, уголовная ответственность

 

    On criminal and administrative liability for violation of restrictive measures related to the coronavirus pandemic

                                                            Potapenko S. V. (Russia, Krasnodar)

                                                           Luparev E. B ( Russia, Krasnodar)

 

    Abstract: the problem of combating the coronavirus pandemic affects a number of key aspects of the life of the state and society. One of the most sensitive issues is the application of legal restrictions and prohibitions caused by the need to limit the spread of coronavirus infection. The problems that have arisen in law enforcement practice are not only administrative and legal, but also procedural in nature, which requires understanding in the context of the balance between personal and public interests

    Keywords: COVID-19, coronavirus, pandemic, administrative responsibility, administrative proceedings, criminal liability

 

 Распространение коронавируса - обстоятельство, представляющие угрозу жизни и безопасности граждан, поэтому российский законодатель был вынужден ввести существенные антикризисные ограничительные меры правового характера, направленные на привлечение к административной и уголовной ответственности лиц, нарушивших установленные требования по профилактике распространения короновируса. В этой связи наиболее существенные новеллы внесены в уголовное и административное законодательств. [ 2, c, 451]

    Актуальность заявленной тематики во многом объясняется резко возросшей социальной напряженностью в связи с распространением последствий коронавирусной инфекции и необходимостью адекватной реакции на количество дел в судах Российской Федерации в связи с необходимостью соблюдения прав и законных интересов как лиц, на которых распространяются санитарно-эпидемиологические ограничения, так и пациентов, которым оказывается недобровольная медицинская помощь. Множество конфликтных ситуаций требует логичной системы медицинского законодательств чтобы применитель права четко представлял себе пределы требований, которые могут быть адресованы к медицинским работникам с одной стороны и законных притязаний пациента – с другой, дабы исключить так называемую «медицинскую халатность».
     C проблемой ограничительных мер вследствие коронавируса столкнулась не только Российская Федерация, но и большинство, если не все страны мира.
    Помимо стандартных мер усиления административной и уголовной ответственности за нарушение санитарных правил, введена ответственность за распространение в СМИ и Интернете заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, о принимаемых мерах по обеспечению безопасности, приемах и способах защиты.
     В экстренном порядке статья 6.3 КоАП РФ была дополнена в марте 2020 года частями 2 и 3, которые ввели ответственность за нарушение санитарных норм и правил совершенные в период режима чрезвычайной ситуации или при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, либо в период осуществления на соответствующей территории ограничительных мероприятий (карантина), либо невыполнение в установленный срок выданного в указанные периоды законного предписания (постановления) или требования органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, о проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.
    На начало апреля 2020 г. в суды Краснодарского края поступило более 1300 дел об административных правонарушениях  по ч.2 ст. 6.3 КоАП РФ. Из них рассмотрено более 900. Наказание в виде административного штрафа назначено 831 физическому лицу. Приостановлена деятельность 59 предприятий. 17 дел прекращено судами за отсутствием в действиях состава административного правонарушения[ 4, c. 1-3].
Однако уже к концу апреля 2020 г. в суды Краснодарского края поступило более 3700 дел об административном правонарушении по статьям 6.3 и 20.6.1 КоАП РФ. Из них уже было рассмотрено порядка 2300. Приостановлена деятельность 108 предприятий. Наказание в виде административного штрафа применено в отношении 1897 лиц в размере от 1000 рублей. В основном это нарушение самоизоляции, когда граждане без острой необходимости находились на улице [ 5, c.1-2].
    Федеральный закон от 01.04.2020 № 99-ФЗ дополнил текст КоАП РФ новой ст. 20.6.1 "Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения". Данная норма действует при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации. Практически все субъекты Российской Федерации действуют в контексте не объявления режима чрезвычайного положения, а в контексте объявления режима повышенной готовности. Таким путем пошел и Краснодарский край, что нашло свое выражение в Постановлении главы администрации Краснодарского края от 13 марта 2020 года «О введении режима повышенной готовности на территории Краснодарского края и мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)». Обратим внимание на то, что с момента его принятия и до момента написания данной работы (то есть менее, чем за 8 месяцев) в постановление внесено 28 (!) изменений и дополнений. Это свидетельствует о том, что органы государственной власти Краснодарского края пытаются соблюсти баланс между динамикой распространения коронавируса и интересами социально-экономического развития с учетом особенностей региона.
    Довольно много процессуальных вопросов связано с особенностями производства по делам об административных правонарушениях по статье 20.6.1 КоАП и, в частности, по вопросу о лицах, уполномоченных составлять протоколы по делам об административных правонарушениях этой категории. В нормах Федеральных законов от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», от 22 августа 1995 г. № 151-ФЗ «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» недостаточно четко определяется правовой статус органов, специально уполномоченных на решение задач в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, профессиональных аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований. При этом из системного анализа положений указанных законодательных актов, а также ряда подзаконных актов (прежде всего, Положения о единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2003 г. № 794) можно сделать вывод, что такие специально уполномоченные органы и аварийно-спасательные службы (формирования) могут, как входить в систему органов местного самоуправления и обладать публично-правовым статусом, так и создаваться «при органах местного самоуправления» в качестве казенных, бюджетных и даже автономных учреждений и, соответственно, не обладать публично-правовым статусом. Впрочем, наделение административно-юрисдикционным статусом организаций, не являющихся органами государственной власти вполне стандартная управленческая ситуация.
    По справедливому замечанию Д. Макбрайда, «Степень, в которой любые ограничения, введенные в ответ на угрозу, создаваемую пандемией, будут признаны неоправданным вмешательством в права и свободы, предусмотренные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, независимо от того, оговорены ли они в отступлениях от обязательств, будет в большой мере зависеть от конкретной ситуации, сложившейся в государстве-участнике, а также от их масштаба и продолжительности» [ 3 с. 3-17
Поскольку Covid-19 распространяется по всему миру, правительства ввели карантин и запрет на поездки в беспрецедентных масштабах. Китай блокировал целые города, а Италия ввела драконовские ограничения по всей стране. В Соединенных Штатах тысячи людей были подвергнуты юридически закрепленному карантину или находятся в “самокарантинном состоянии".- Федеральное правительство также запретило въезд негражданам США, путешествующим из Китая, Ирана и большей части Европы, и проводит досмотр пассажиров, возвращающихся из сильно пострадавших стран. Тем не менее, число случаев заболевания и смертей продолжает расти. [ 9, с.1]
Возможно поэтому применение к гражданам мер, направленных на противодействие распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в отдельных случаях повлекло за собой судебные споры, в ходе рассмотрения и разрешения которых возникли вопросы в судебной практике.
В частности, Краснодарский краевой суд отказал пятерым жителям Краснодарского края в удовлетворении иска, в котором они оспаривали законность введения ограничительных мер в регионе в связи с пандемией коронавируса. Постановление губернатора Краснодарского края признанно правомерным.
Важнейшую роль по единообразному судебному правоприменению по делам об оспаривании ограничительных мер, связанных с пандемией коронавируса, сыграли два обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, фактически являющиеся источниками права [6, c. 1-153] и руководством к действиям для нижестоящих судов. Так,  21 апреля 2020 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, а  30 апреля 2020 г. - Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2.
В первом Обзоре ВС РФ, в частности, разъяснены вопросы применения законодательства об административных правонарушениях и уголовного законодательства, направленные на обеспечение неуклонного соблюдения ограничительных мер, связанных с пандемией коронавируса .
В соответствии с разъяснениями Президиума ВС РФ по вопросу № 22 Обзора № 1, к административной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических норм по ч. 2 ст. 6.3. КоАП РФ могут привлекаться помимо организаций и индивидуальных предпринимателей:
- лица с подозрением на заразную форму коронавируса;
- лица, прибывшие в РФ из-за границы;
- лица, контактировавшие с заболевшими или с лицами с подозрением на заболевание коронавирсной инфекции;
- лица, уклоняющиеся от лечения коронавируса, нарушающие режим, не выполнившие предписание (постановление) или требования уполномоченных органов (должностных лиц).
В этом же Обзоре №1 ВС РФ (вопрос № 20) обращено внимание на то, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ, рассматриваются судьями районных судов (часть 3 статьи 23.1 КоАП РФ).
Дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ, подлежат рассмотрению по месту совершения таких правонарушений. При этом местом совершения административных правонарушений данной категории является место их выявления.
Стремительное развитие информационных технологий, наряду с очевидным позитивом, облегчает распространение заведомо ложной информации.
Как известно, 1 апреля 2020 г. в Уголовный кодекс Российской Федерации были введены две новые статьи: 207.1 «Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан» и 207.2 «Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия», вступившие в силу в этот же день.
Следует отметить, что объектом этих преступлений  является общественная безопасность, а их предметом – заведомо ложная информация, угрожающая общественной безопасности.
Верховный Суд РФ пришел к выводу, что распространение заведомо ложной информации по ст. ст. 207.1 и 207.2 УК РФ признается публичным, если она адресована группе или неограниченному кругу лиц и выражена в любой доступной для них форме (в устной, письменной, с использованием технических средств, в том числе через мессенджеры, в виде выступлений на собрании, распространении листовок и т.п.) (вопрос 13 Обзора ВС РФ от 30.04.2020 N 2).
Нами разделяется правовая позиция А.И. Трахова и З.М Бешуковой о том, что таким образом, Президиум Верховного суда РФ выделил две категории лиц, которым адресована ложная информация (группу и неограниченный круг лиц), и тем самым ввел критерии в разрешении вопроса о публичности – критерий количественной определенности и, возможно, критерий количественно-персонифицированной определенности. Данный вывод сделан на основании значения слова «группа», под которой понимается «совокупность людей, объединенных общностью интересов, профессии, деятельности» [7 c. 3]
Президиум Верховного Суда РФ, кроме этого, сформулировал понятие заведомо ложной информация по ст. ст. 207.1 и 207.2 УК РФ, указав, что это информация (сведения, сообщения, данные и т.п.), которая изначально не соответствует действительности, о чем достоверно было известно лицу, ее распространявшему. В период стремительного распространения информационных технологий законодатель не ограничился «классическими» диспозициями норм об уголовной ответственности, введя и ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации. Дополнение Уголовного кодекса двумя статьями, устанавливающими ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации: ст. 207.1 "Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан" и ст. 207.2 «Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия» по мнению Ю.В. Абросимовой «объясняется множеством случаев несоблюдения госмер по борьбе с распространением коронавируса» [ 1, 38-42].
В заключение обратим внимание на то, что срочные меры реагирования на пандемию Covid-19 приостановили передвижение и работу, резко изменили повседневный распорядок жизни значительной части населения мира. В Соединенных Штатах руководители многих штатов и населенных пунктов призвали жителей оставаться дома, когда это возможно, и практиковать физическое дистанцирование, когда это невозможно. Тем временем растет безработица, закрываются школы, закрываются предприятия.
Нельзя не отметить, что в России применение ограничительных мер для борьбы с коронавирусом потребовало и расширения мер поддержки бизнеса и населения, наиболее пострадавших в ситуации действия ограничений [ 8, c . 7-12].


Список источников и литературы
  1.     Абросимова Ю.В. Привлечение к ответственности в период распространения коронавируса // Услуги связи: бухгалтерский учет и налогообложение. 2020. № 3. С. 38 — 42.
2.     Ефремова М.А., Шутова А.А., Никифорова А.А. Новеллы уголовного законодательства в условиях пандемии // Вестник Удмурдского университета. Экономика и право. 2020. Т.30. Вып. 4.
3.     Макбрайд Д. COVID-19 и Европейская конвенция по правам человека // Международное правосудие. 2020. № 2. С. 3 — 17.
4.     О практике судов Краснодарского края о привлечении к административной ответственности по делам, связанным с короновирусом // https://pro-sud-123.ru/news/o-praktike-sudov-krasnodarskogo-kraya-o-privlechenii-k-administrativnoy-... (дата обращения 01.10.2020).
5.     Оштрафованы почти 1900 нарушителей режима самоизоляции в Краснодарском крае // https://pro-sud-123.ru/news/oshtrafovany-pochti-1900-narushiteley-rezhima-samoizolyatsii-v-krasnodar... (дата обращения 01.10.2020).
6.     Потапенко С.В. , Даниелян А.С. Судебное правотворчество в контексте правовой системы России: вопросы теории и практики. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2018. – 153 С. https://pro-sud-123.ru/upload/monograph_02_2019.pdf.
7.     Трахов А.И., Бешукова З.М. Распространение заведомо ложной информации (ст.ст. 207.1 и 207.2 УК РФ): новые составы преступлений с признаком публичности // Теория и практика общественного развития. 2020. № 6(48). https://cyberleninka.ru/article/n/rasprostranenie-zavedomo-lozhnoy-informatsii-st-207-1-i-207-2-uk-r...
8.     Финансовый пульс. Еженедельный аналитический обзор от 17 апреля 2020 г. // Официальный сайт Банка России, 2020. {КонсультантПлюс}.
9.     Wendy E. Parmet, J.D., and Michael S. Sinha, M.D., J.D., M.P.H. Covid-19 — The Law and Limits of Quarantine //N Engl J Med 2020; 382:e28 DOI: 10.1056 / NEJMp2004211





560

Оставить комментарий

Календарь событий на


Журнал



О проекте



Новости

• за сегодня •

• за вчера •

Юридическая
консультация

Вопрос:

Вправе ли суды в Российской Федерации вправе рассматривать дела, если ответчик, являющийся иностранным лицом, распространяет рекламу в сети «Интернет», направленную на потребителей, находящихся в Российской Федерации, в частности рекламу на русском...

Ответ:

Опрос

На сколько процентов Вы используете в работе знания, полученные в ВУЗе?
Проголосовать

Сотрудничество

elibrary1
YurVestnik
КубГУ
Потапенко и партнеры
РГУП